Знание народной жизни в произведениях Герцена

В сложной обстановке под влиянием философов-материалистов Герцен приходит к выводам о революционных путях развития общества. Своими взглядами он противостоял и западникам и славянофилам. Выступая против устоев крепостничества, славянофилы ратовали за возвращение к допетровскому времени, когда господствовали, по их мнению, мир и согласие между крестьянами, дворянами и царем под общим законом православной церкви.

Славянофилы отрицали все, что шло с Запада. И это не случайно. Они боялись, что материалистическая философия, социалистические

учения и революционное движение, которые там были развиты, проникнут в Россию и повлияют на ее дальнейшее развитие.

Стремление уберечь страну от капиталистического пути развития, от революции — таковы истинные мотивы их защиты прошлого. «Мы видели в их учении новый елей, помазывающий царя, новую цепь, налагаемую на мысль, новое подчинение совести раболепной византийской церкви» ,- писал Герцен. Славянофилы по многим вопросам сходились с представителями «официальной народности», т. е. представителями защиты самодержавно-крепостнического строя.

В эти годы Герцен находится в дружеских отношениях

с Чаадаевым, известным русским мыслителем, предшественником западничества, которому в свое время Пушкин посвятил несколько стихотворений. Герцен познакомился с Чаадаевым еще в 1834 году в доме декабриста М. Ф. Орлова. «Орлов и Чаадаев были для Герцена «библейскими личностями, живыми легендами». Они воплощали в себе живую историю, целую эпоху русского духовного развития.

В 30-е годы в кругах московской интеллигенции широкое распространение получили философские работы Гегеля. Многие представители этого круга ухватились за идею объективной исторической закономерности развития общества. Под воздействием тезиса Гегеля? «все, что действительно,- то разумно» приходили к выводу, что всякие попытки человека изменить общество не приведут к желаемым результатам.

Идеи «примирения с действительностью», получившие развитие в это время в работах Белинского и Бакунина, от которых они вскоре откажутся, встретили резкие возражения Герцена. В статьях «Дилетантизм в науке» Герцен выступил против противоречивых представлений о философии, против одностороннего подхода и к философским и к естественным понятиям. Через все статьи проходит мысль об идейном росте человека, о его освобождении от оков самодержавно-крепостнического гнета.

В «Письмах об изучении природы» Герцен решает вопросы об отношении мышления к бытию и о методе научного мышления. В этой работе он отстаивает мысль, что общественная жизнь основывается на борьбе нового со старым, и это новое, прогрессивное должно победить.

В своих работах Герцен показал, что необходимо критически использовать философию Гегеля. Они способствовали развитию материалистических идей в России. Писарев в статье «Памяти Герцена» высоко оценил труд Герцена: «В крепостной России 40-х годов XIX века он сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величайшими мыслителями своего времени. Он усвоил диалектику Гегеля.

Он понял, что она представляет из себя «алгебру революции».

В повести «Доктор Крупов» Герцен изобразил отвратительные картины крепостнической действительности, нашедший дальнейшее развитие в «Сороке-воровке». Писатель впервые в русской литературе создает трагический образ женщины, талантливой крепостной актрисы. В этих произведениях со всей остротой ж выразительностью обличается произвол самодержавно-крепостнического строя.

В романе «Кто виноват?», над которым Герцен работал на протяжении шести лет, затронуты многие вопроси, не раз ставившиеся во время дискуссий в дружеском кругу. и в столкновениях с идейными противниками. Проблемы семьи, и брака, положение женщины, проблемы воспитания русской интеллигенции — вот далеко не полный перечень вопросов, в произведении. Роман интересен и по форме. Он состоит как бы из нескольких биографий главных героев: Любоньки-незаконнорожденной дочери помещика Негрова, учителя Дмитрия Круциферского, молодого дворянина Владимира Бельтова.

Писатель раскрывает их трагическую судьбу, указывает на причины, которые мешают их счастливой жизни. В конце романа четко вырисовывается ответ на вопрос, поставленный в его названии. Кто же виноват, что гибнут глубокая по своей натуре и запросам Любонька, восторженный идеалист Дмитрий Круциферский, ищущий, но не находящий правильного пути, Владимир Бельтов?

Самодержавно-крепостнический строй, тот затхлый мир, в котором находятся герои — таков неизбежный и единственный ответ на поставленный вопрос.

Герцен, создавая образ Владимира Бельтова, «лишнего человека», продолжает традиции Пушкина и Лермонтова. Бельтов — человек ищущий. Его не удовлетворяет служба чиновника. Он хотел бы своим трудом принести наибольшую пользу простым людям.

Однако настоящего удовлетворения Бельтов не находит ни в чем. Возвратившись из-за границы, он хочет заняться гражданской деятельностью. Читатель чувствует, что и здесь Бельтов потерпит поражение, ибо он резко отличается от тех, кто при помощи взяток, богатства проходит на выборах в губернское правление.

Мечты Бельтова рухнули. Он оказался лишним среди крепостников, развратников и самодуров, в царстве «мертвых душ». Талант, незаурядные способности этого человека, не раскрывшись, гибнут.

Герцен в романе по-новому освещает проблему «лишнего человека». Бельтов имеет немало сходных черт с пушкинским Онегиным и лермонтовским Печориным. Но герой Герцена — новое явление в русской литературе.

В это время умирает отец Герцена, слабое здоровье Натальи Александровны давно требовало лечения, снят и надзор полиции. Все эти причины способствовали тому, что писатель принимает решение покинуть Россию и уехать за границу. После долгих хлопот он получает заграничные паспорта на всю семью и уезжает. Друзья провожали его до границы. «Мы там в последний раз сдвинули стаканы и, рыдая, расстались,- вспоминал писатель.- Был уже вечер, возок заскрипел по снегу…

Вы смотрели печально вслед, но не догадывались, что это были похороны и вечная разлука» (IX, 222).

Александр Иванович Герцен навсегда прощался с родной землей. Он ехал с новыми надеждами в Европу, рассчитывая включиться в освободительное движение, которое в те годы ширилось во многих странах.

Герцен направляется в Париж, а затем в Италию. Здесь он видит растущий революционный подъем и очень красочно передает его в своих «Письмах из Франции и Италии». Жизнь Герцена в эти годы полностью была связана с развернувшимися событиями.

Им подчинены были яичные чувства и переживания, с ними связана его деятельность писателя-публициста и общественного борца.

В Вольной русской типографии Герцен печатает запрещенные произведения Радищева, Пушкина, Рылеева, Лермонтова, Полежаева, Белинского, Шевченко и др. Он обращается к своим друзьям в России с просьбой присылать новые материалы для типографии. Однако многие уклонились: их пугало вольнолюбивое слово Герцена.

Но он упорно продолжал искать новые пути связи с Россией.

В 1853 году Герцен издал сборник своих произведений под названием «Прерванные рассказы Искандера», куда вошли повести «Долг прежде всего», «Доктор Крупов», «Поврежденный», «Мимоездом».

В эти годы Герцен все больше думает о том, как помочь русскому крестьянству, как освободить его от крепостной зависимости. В январе 1863 года вспыхнуло восстание в Варшаве, и писатель-революционер призы



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Знание народной жизни в произведениях Герцена