Живые очерки солдатских и офицерских типов в военных рассказов Толстого



В статье “Несколько слов по поводу книги “Война и мир”, напечатанной в 1868 году, в пору завершения романа, Толстой пояснял свое изображение войны ссылкой на собственный военный опыт. В кавказских и севастопольских рассказах действительно найдено многое, что потом расширится, разовьется на громадном эпическом полотне. Без личных военных впечатлений и познаний “Война и мир” не могла быть создана – во всяком случае, такою, какою мы знаем ее теперь.

На Кавказ, где велась затяжная война, русские люди попадали по-разному. Туда были

высланы некоторые из декабристов, затем петрашевцы. Здесь несли нелегкий труд войны русские, украинские, белорусские крестьяне.

Сюда стремились в надежде отличиться, получить награду, чин и деньги неудачники и честолюбцы. Здесь же в составе армии находились кадровые военные, спокойно и мужественно исполнявшие свой долг.

Весной 1851 года Толстой уехал на Кавказ вместе, с любимым старшим братом Николаем, служившим,1 там армейским офицером. Подобно герою повести “Казаки” (начатой в 1853 году на Кавказе), он мечтал найти новую, более осмысленную и полезную жизнь. Толстой участвовал в походах сначала добровольцем, потом фейерверкером, т. е. младшим артиллерийским офицером, почти солдатом. Для графа, князь Барятинский приходился родственником, такое положение казалось временами унизительным.

Но для мужественного человека и молодого писателя оно стало школой постижения подлинного облика войны и психологии людей на войне.

Между тем главные исторические события разворачивались в другом месте: начиналась русско-турецкая война. Шестого октября 1853 года Толстой подал командующему войсками, находившимися в Молдавии и Валахии, докладную записку о переводе в действующую армию. В ноябре 1854 года, после непродолжительной службы в Дунайской армии, он получил назначение, которого так добивался, – в осажденный Севастополь. В Севастополе он в полной мере познал, что такое смертельная опасность и воинская доблесть, как переживается страх быть убитым и в чем заключается храбрость, побеждающая и уничтожающая этот страх.

Он увидел, что облик войны бесчеловечен, что он проявляется “в крови, в страданиях, в смерти”, но также и то, что в сражениях испытываются нравственные качества борющихся сторон и проступают главные черты национального характера.

На Кавказе и в Севастополе Толстой лучше узнал и еще больше полюбил простых русских людей солдат, офицеров. Он почувствовал себя частицей огромного целого – народа, войска, защищающего свою землю. В одном из черновиков романа “Война и мир” он писал об этом ощущении причастности к общему действию, воинскому подвигу: “Это чувство гордости, радости ожидания и вместе ничтожества, сознания грубой силы – и высшей власти”.

В ранних военных рассказах – “Набег”, “Рубка леса”, “Разжалованный”, – открывая, по словам II. А. Некрасова, неведомую до того русской литературе область и давая живые очерки солдатских и офицерских типов. Толстой исследует отличительные черты национального характера.

Капитан Хлопов, от лица которого ведется рассказ в “Набеге”, симпатичен волонтеру: “У него была одна из тех простых, спокойных русских физиономий, которым приятно и легко смотреть прямо в глаза”. Предшественник Тушима из “Войны и мира”, капитан Хлопов достоверно знает, что такое храбрость на войне: “Храбрый тот, который ведет себя как следует”. Ему не нужно казаться храбрым, потому что он живет по главному правилу войны: бояться того, чего следует бояться, а не того, чего не нужно бояться.

Во всей фигуре капитана “столько истины и простоты”, хотя и “очень мало воинственного”, что рассказчик думает про него: “Вот кто истинно храбр”.

В “Рубке леса” об этом “духе русского солдата” говорится: “В русском, настоящем русском солдате никогда не заметите хвастовства, ухарства, желания отуманиться, разгорячиться во время опасности: напротив, скромность, простота и способность видеть в опасности совсем другое, чем опасность, составляют отличительные черты его характера”. Первые уроки войны для Толстого тысячекратно подтвердились потом в Севастополе. На Кавказе и здесь, в Севастополе, он близко узнал главные качества русского солдата и навсегда полюбил его. В 1854 году для задуманного журнала “Солдатский вестник” он начал писать рассказ “Как умирают русские солдаты”, или “Тревога”.

Журнал не был разрешен петербургскими властями, рассказ так и остался неоконченным и появился в печати лишь в 1928 году.

Не приходится сомневаться, что увиденное писателем на Кавказе и в Севастополе запомнилось на всю жизнь, стало источником и материалом для “Войны и мира”, для таких шедевров, как повесть “Хаджи-Мурат” (солдаты в секрете, смерть Авдеева).

Спустя много лет после Крымской войны, оказавшись в Севастополе, Толстой с волнением вспоминал героическую оборону города, осматривал четвертый бас – тион, где провел в составе артиллерийской бригады несколько месяцев и чуть не был убит.

Свои военные рассказы на Кавказе и потом в Севастополе он писал по горячим следам событий – о только что виденном, слышанном, случившемся. Но военная хроника обернулась художественным открытием подлинной правды о войне.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)

Вы сейчас читаете сочинение Живые очерки солдатских и офицерских типов в военных рассказов Толстого