«Хождение за три моря тверского купца» Афанасия Никитина

Никитин Афанасий Никитич родился около 1474 года, путешественник, тверской купец, первый европеец, посетивший Индию с научными целями, за двадцать пять лет до открытия торгового пути испанцем Васко Де Гаммо. Крайне скудны сведения о настоящих целях путешествия Афанасия Никитина в 1960-х годах в сторону трех морей: Каспийского, Аравийского и Черного, далеко на восток, куда не добирался до этого ни один европеец.

Точная дата начала путешествия также не известна. В 19 в. И. И. Срезневский датировал его 1466-1472, современные российские историки (В. Б. Перхавко,

Л. С. Семенов) полагают точной дату 1468-1474. Согласно их данным, караван из нескольких судов, объединивший русских торговцев, отправился из Твери по Волге летом 1468. Бывалый купец Никитин до этого не раз посещал дальние страны — Византию, Молдавию, Литву, Крым — и благополучно возвращался домой с заморским товаром.

Данное путешествие также началось гладко: Афанасий получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича, собираясь развернуть широкую торговлю в районе современной Астрахани (некоторым историкам это сообщение дало основание видеть в тверском купце тайного дипломата, лазутчика тверского

князя, однако документальных подтверждений тому нет).

В Нижнем Новгороде Никитин должен был в целях безопасности присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже ушел на юг, и торговый караван его не застал.

Дождавшись возвращения из Москвы татарского посла Ширвана Хасан-бека, Никитин с ним и с другими купцами отправился в путь на две недели позже намеченного. Под самой Астраханью караван из посольского и купеческих судов ограбили местные разбойники — астраханские татары, не посчитавшись, что на одном из кораблей плыл «свой» и к тому же посол. Они отняли у купцов весь товар, закупленный в кредит, возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой.

Товарищи Афанасия и он сам, по его словам,

«заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

Желание поправить дела с помощью посреднической торговли погнало Никитина дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспия до Ормуза на берегу Персидского залива и по Индийскому океану к 1471 году доплыл до Индии. Там он провел целых три года, посетив Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие города. Денег он не нажил, но обогатился неизгладимыми впечатлениями.

На обратном пути в 1474 Никитину довелось побывать на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопской», дойти до Трапезунда, затем оказаться в Аравии. Через Иран и Турцию он добрался до Черного моря. Прибыв в Каффу (Феодосия, Крым) в ноябре, Никитин не рискнул отправляться дальше в родную Тверь, решив дождаться весеннего купеческого каравана. Здоровье его было подорвано длительным путешествием. Возможно, в Индии он приобрел какое-то хроническое заболевание.

В Каффе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами): Степаном Васильевым и Григорием Жуком.

Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север погода становилась все холоднее. Подорванное здоровье А. Никитина дало о себе знать, и он неожиданно скончался.

Местом его захоронения условно считается Смоленск.
Желая поведать другим то, что повидал сам, А. Никитин вел путевые записки, которым придал литературную форму и дал заглавие Хожение за три моря.

Судя по ним, он внимательно изучал жизнь, быт и занятия народов Персии и Индии, обратил внимание на государственный строй, управление, религию (описал поклонения Будде в священном городе Парвате), рассказал об алмазных копях, торговле, вооружении, упомянул экзотических животных — змей и обезьян, таинственную птицу «гукук», якобы предвещавшую смерть и др. Его записки свидетельствуют о широте кругозора автора, дружественном отношении к чужим народам и нравам тех стран, где он побывал. Деловитый, энергичный купец и путешественник не только искал товары, нужные русской земле, но и внимательно наблюдал и точно описывал быт и нравы.

Живо и интересно описал он и природу экзотической Индии.

Однако как купец, Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевый перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин, но нам они не дадут [ничего] провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много».

Скучавший по родной земле, чувствовавший себя неуютно в чужих краях, А. Никитин искренне призывал восхищаться «землею Русской»: «Русскую землю Бог да сохранит!

На этом свете нет страны, подобной ей. И хотя вельможи русской земли не справедливы, пусть да устроится Русская земля и да будет в ней [достаточно] справедливости!»

В отличие от ряда европейских путешественников того времени (Никола де Конти и др.), принявших на Востоке магометанство, Никитин до конца был верен христианству («не оставил веры своей на Руси»), все моральные оценки нравам и обычаям давал, опираясь на категории православной морали, оставаясь в то же время веротерпимым.

Хожение А. Никитина свидетельствует о начитанности автора, владении им деловой русской речью и в то же время очень восприимчивого к чужим языкам. Он привел в своих записках много местных — персидских, арабских и тюркских — слов и выражений, дал им русское толкование.

Хожение, доставленное кем-то в 1478 в Москву дьяку великого князя Василию Мамыреву уже после смерти их автора, вскоре были включены в летописный свод 1488, в свою очередь вошедший в Софийскую Вторую и Львовскую летописи. Хожение переведено на многие языки мира. Его автору в Твери в 1955 был поставлен памятник на берегу Волги, на том месте, откуда он отправился «за три моря».

Памятник был установлен на круглой площадке в виде ладьи, носовая часть которой украшена головой коня.
В 2003 памятник был открыт и в Западной Индии. Семиметровая стела, облицованная черным гранитом, по четырем сторонам которой золотом выгравированы надписи на русском, хинди, маратхи и английском языках, спроектирована молодым индийским архитектором Судипом Матрой и построена на местные пожертвования при финансовом участии администраций Тверской области и города Тверь.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение «Хождение за три моря тверского купца» Афанасия Никитина