“Утраченное” и “обретенное” время Марселя Пруста



Модернистские установки в художественной практике французского романиста Марселя Пруста (1871-1922). Начало творческого пути писателя и атмосфера духовной жизни Франции конца XIX века.

Обращение к импрессионистическим пейзажам, к мотивам “болезненной красоты” в камерном сборнике “Наслаждения и дни” (1896). Четко очерченная формула молодого писателя – “я вспоминаю, значит, я существую”.

Французское общество конца прошлого века в незаконченном романе “Жан Сантей”. По форме традиционный роман воспитания с присущими

для этого жанра темами: детство, годы учения, дружба, любовь, вхождение в свет и т. д. Мир чувств и переживаний для автора более важен и интересен, чем аспекты внешней, социальной жизни.

Эстетические принципы Пруста (отражены в его произведениях, в статьях, посвященных Джону Рескину, в эссе “Против Сент-Бева”): вера в исключительные возможности искусства, в его способность облагородить человеческую душу; особая значимость таких категорий, как воображение, поэтическое видение, интуиция, “художник должен прислушиваться лишь к голосу своего инстинкта”, понятие Красоты соединяется с понятием Истины; эмоционально-чувственное постижение внешнего мира; углубленный психологизм, “все в сознании, а не в объекте”; “память” – как исходный материал художника, фиксация свободного потока воспоминаний, руководимого лишь инстинктом; субъективный взгляд на изображаемое, непосредственное выражение личного опыта; особая стилистическая манера.

Драматизм судьбы писателя. Добровольное затворничество Пруста, его изолированность как результат болезненного состояния. Воспоминания для художника как единственная возможность замедлить ход времени.

Замысел многотомной эпопеи “В поисках утраченного времени”. Различные тематические и идейно-художественные функции романов, входящих в эпопею: “По направлению к Свану” (1913) – семейная хроника;

“Под сенью девушек в цвету” (1919) – роман воспитания; “Сторона Гер-мантов” (1920) – нравоописательный роман; “Содом и Гоморра”(1922) – сатирический гротеск; “Пленница” (1923), “Беглянка” (1925) – драматические произведения; “Обретенное время” (1927) – философский роман.

“В поисках утраченного времени” – один из первых вариантов модернистского “романа в романе”. Система образов подчиняется жизненному опыту рассказчика, автор не доверяет тому, что выходит за пределы его личного “Я”.

Роман Пруста – это эпическая поэма повседневности (А. Моравиа). Скрупулезно воспроизводится повседневная жизнь, сохраняются многочисленные детали окружающих явлений.

Социологический подход к изображению общества. Чрезмерная сосредоточенность на описании аристократических салонов. Прустовская портретная живопись (портреты Свана, Германтов, Вердюренов и др.).

Нравы аристократии в романе, ее повседневное существование, традиционная бальзаковская тема “утраченные иллюзии”.

Пессимизм – характерная черта мировосприятия французского художника. Прустовское ощущение уходящего времени – острые утраты былого, боль невозратимости счастья, ностальгия по утраченной чистоте. “Все изнашивается, все гибнет, все разрушается” – реальность, доминирующая в произведении.

Искусство как способ установления границы реального и нереального. По мнению автора, это единственная возможность “выйти из себя” и “увидеть других людей”, убедиться в их существовании, это “единственное средство обрести Утраченное время…”. Старые итальянские мастера (Боттичелли, Мантенья, Тициан) и творцы нового – искусства (композитор Вентейль, актриса Берма, писатель Бергот, живописец Эльстир – созданные воображением автора) – олицетворяют “содержательную” красоту, все они – неотъемлемая часть воспоминаний рассказчика.

Искусство в романе – средство создания образа “единого человечества”, вне времени и пространства.

Творческая манера писателя. Прустовское мироощущение в контексте художественных принципов импрессионизма: “Впечатление – критерий истины”, “все в сознании”. Подлинно импрессионистические пейзажи в романе. Упор на фиксирование субъективных впечатлений.

Воздушна среда произведения: пейзаж, люди, внешний и внутренний мир – все пребывает в состоянии мерцающей неустойчивости, все становится расплывчатым, неуловимым, все непрерывно меняется в соответствии с душевным состоянием рассказчика.

Открытия Пруста в области временного и пространственного ряда. Память выступает как инструмент, позволяющий постичь природу времени. “Инстинктивная память” – поставщик материала для Пруста (влияние идей французского философа А. Бергсона). Впервые память сама становится вещью, которая описывается, отсюда задача романиста “запечатлевать не вещи, которые описываются, но воспоминания о вещах” (X. Ортега-и-Гассет).

Автор как исследователь “утраченного времени”.

Художник утверждает новое расстояние по отношению к человеческим чувствам и окружающим вещам, рассматривая их “ненормально близко”. Отсутствие движения в произведении, роман превращается в длинную цепочку статичных картинок.

Формула “нахождения времени” – любой окружающий предмет, житейская мелочь, вкус, запах, в состоянии вызвать поток воспоминаний, “возбудить живой облик прошедшего, прожитого”, которое одновременно оказывается и прошлым, и настоящим, т. е. “вневременным”. Особые стилистические “изыски” Пруста, необычный синтаксис, язык произведений.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)

Вы сейчас читаете сочинение “Утраченное” и “обретенное” время Марселя Пруста