Творческий путь Драйзера



Крупнейший американский художник-реалист ХХ века оставил глубокий след в американской и мировой литературе, именно он в первые 2 десятилетия ХХ века отстоял позиции критического реализма, несмотря на травлю прессы и бойкот издательств.

Драйзер создает роман за романом, изображая “серые будни” американской действительности, разоблачая миф об Америке как о стране “безграничных возможностей” (“Сестра Керри” – путь простой американской девушки к успеху, подчеркивая случайность успеха героини, выкарабкавшейся со дна

жизни фабричных работниц).

В “Трилогии желаний” (“Финансист” (1912), “Титан” (1913), “Гений” (1915)) автор показывает судьбу всей нации, оказавшейся под пятой монополий в конце 19 века на примере карьеры главного героя Каупервуда.

Творческий путь Драйзера характеризуется в начале века нарастанием протеста против варварской жестокости капиталистического общества, выхода из которого он не видит.

Драйзер считал, что американская действительность при кажущемся внешнем благополучии трагична и ужасна, по его мнению, задачей реалистических писателей является описание всех сторон американской жизни:

не только спорт, жизнь Голливуда, создание трестов и корпорация, появление новых автомобилей, но и “ад и чистилище” американской жизни.

Завершающую полноту тема Американской мечты – мифа об Америке как земле обетованной, где любой чистильщик сапог может стать миллионером, – получила в романе “Американская трагедия” (1925). Мечта обернулась иллюзией, подлинная человечность оказалась несовместимой с буржуазными стандартами счастья. Америка, обманувшая героя романа, отправляет его на электрический стул, хотя он последовательно выполнил официальную формулу успеха.

Путь от Американской мечты к Американской трагедии, исследованный Драйзером, – главное художественное открытие всего творчества писателя.

В центре романа – история рядового американца Клайда Гриффитса, сына бедных родителей. В ней две части: преступление и наказание. В основе романа детективная фабула, однако расследование преступления не таит в себе обычного вопроса “Кто убил?”: преступник читателю известен.

Преступление описано столь же тщательно, как и его расследование.

Тщательно исследуя духовное развитие чувствительного и наблюдательного от природы Клайда, одинокого, не понимающего своих родителей – уличных проповедников, и не понятого в семье, автор показывает, к какому мизерному стандарту была сведена его духовная жизнь, его мечты и принципы. Окружающая среда: кинофильмы, реклама, атмосфера большого города, газеты, – рано формируют взгляды Клайда на жизнь, стремление к богатству, презрение к труду. Счастье – это деньги!

Этот принцип заставил Клайда выбрать работу поближе к чаевым и легкой жизни: боем в шикарном отеле, где его мечты обрели очертания реальной жизни. Начало разложения души Гриффитса происходит в отеле, куда он поступает посыльным: он отказывается одолжить своей матери часть чаевых, отложенных на увеселительную поездку с девушками. Поездка заканчивается катастрофой, спасаясь от ответственности, Гриффитс бежит в Ликург, где устраивается на фабрике дяди.

Зрелище трущоб, тяжелого труда на фабрике, великолепие особняков богачей еще сильнее разжигает в нем желание попасть в мир роскоши и богатства.

Рассчитывая на брак с Сондрой Финчли, дочерью крупного промышленника, Гриффитс решает убить соблазненную и беременную от него Роберту Олден, так как она может стать препятствием на пути к желанному богатству. И невесту он выбрал ту, что побогаче, и цепко ухватился за возможность насильственно избавиться от Роберты. В свою очередь Роберта, следуя той же логике, доверилась перспективному племяннику хозяина фабрики и своему непосредственному начальнику.

В результате Клайд Гриффитс попадает на электрический стул за убийство, таков конец человека, поверившего в миф “равных возможностей”: именно так трактовали советские литературоведы роман Драйзера.

На самом деле дело не совсем в развращающем молодого человека капиталистическом мире, дело, видимо, в том, что в его душе не нашлось достаточно серьезных моральных принципов, которые должны были не допустить его до убийства. Искать причины надо не только в буржуазных идеалах и морали, которые “испортили” милого и нравственного Гриффитса. Весь путь его нравственного падения и развращенности показывает, как логично и постепенно он шел к убийству. Находясь уже в тюрьме, сам Клайд не может понять: “За что?” Он совершенно растерян: разве он убил Роберту?

Ведь он был в нее страстно влюблен и даже верил сначала, пока его не ослепило богатство Сондры, что они с Робертой подходят друг другу.

Правда, он никогда не собирался жениться на простой работнице, а когда это стало неизбежным, попытался избавиться от юношеской “ошибки”. Он нечаянно толкнул девушку, от неловкого движения лодка перевернулась, Роберта совсем не умела плавать – и сразу пошла ко дну. Клайд плавал превосходно, но не стал ее спасать, а направился к берегу. Перед глазами стояло лицо тонущей, взывающей о помощи… А он плыл к своей мечте, к “сладкой жизни”, развлечениям “золотой молодежи”, в круг которой его ввела Сондра. Нет, он не убил.

Просто не стал спасать и не помог.

Большое место занимает описание судебного процесса Клайда Гриффитса: его дело становится предметом политических спекуляций, прокурор стремится осудить его в интересах республиканской партии, его не интересует истина. Судье перед выборами так был нужен громкий процесс, где можно блеснуть перед избирателями. Вот почему судья Мейсон придал ему сенсационность, играл на эмоциях толпы, зачитывал интимные письма погибшей, забыв о ее добром имени и профессиональной чести.

Тайна суда, по прихоти которого преступник может быть и оправдан, и осужден, случайность смертного приговора Клайду – вот вопросы, отвечая на которые Драйзер пишет социально-психологическую летопись типично американского преступления. Наиболее мрачные страницы романа посвящены описанию “Дома смерти”, куда попадает Клайд в ожидании казни.

Документализм истории Клайда подтвержден десятком аналогичных случаев, взятых Драйзером из газет и судебных хроник. Они и обеспечивают нравственную достоверность расследования писателя, дают ему право на безоглядную критику государственных устоев Америки, всех ее институтов – от семьи до суда.

Роман “Американская трагедия” стал одной из вершин реализма Драйзера: глубокий психологизм романа тесно связан с социальным анализом, писатель показывает формирование духовного облика человека под влиянием окружающей среды.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Творческий путь Драйзера
?