Тургенев “Свой среди чужих”



Скорее всего, не будь Тургенева, русская литература долго еще оставалась бы в сознании европейских читателей на периферии литературного процесса: так, дикие песни измельчавших потомков легендарных скифов. Именно Тургенев, открывший русским русскую деревню, русскую охоту и русскую молодежь, открыл европейцам русскую литературу – с ее деревнями, охотами, неугомонными юношами и нежными девушками.

Сыну богатой помещицы Варвары Лутовиновой прямая дорога была в Европу: разве достаточно двух русских университетов, Московского и Петербургского,

пытливому молодому уму, отягощенному приличным наследством? Берлин, Рим, Париж, Вена – где только ни был и кого только ни слушал на публичных лекциях Иван Тургенев – отпрыск одного из самых старинных дворянских родов России. В 24 года он выдержал экзамен на звание магистра философии в Московском университете, в 25 – под оглушительные овации демократической критики начал свой литературный путь: поэма “Параша” была восторженно встречена самим Белинским.

Все последующие книги Тургенева производили эффект разорвавшейся бомбы: искренняя, интимно-смелая по сюжетному решению “Первая любовь”,

по-доброму смешные и удручающе правдивые “Записки охотника”, безысходно трагическая повесть “Му-му” (и не потому, что “собачку жалко”, а потому, что предал сам себя безголосый русский человек, сам и повинный в позорном крепостном рабстве)… Романы Тургенева обсуждались в обществе с пылом, с которым в советское время будут обсуждать передовицы газет: “Рудин”, “Накануне”, “Отцы и дети” – они и были своего рода передовицами, цепляющими самые острые и самые злободневные темы, в которых гением русского писателя были замечены вечные образы, вечные конфликты и вечные, неразрешимые человеческие драмы…

В Европе Тургенев был практически своим: многолетняя мучительная любовь к знаменитой Полине Виардо держала его на чужбине, не давала надолго уезжать в Россию, терзала сердце и будоражила ум. Следуя за любимой в европейских турне, он стал завсегдатаем самых элитарных салонов Берлина, Парижа, Рима, Вены – ему было о чем поговорить и с литераторами, и с политиками. Братья Гонкуры, Проспер Мериме, Густав Флобер, Чарльз Диккенс, Уильям Теккерей – для кого-то всего лишь имена на обложке, для Тургенева – ближайшие сердечные друзья.

Удивительно, но сын жестокой крепостницы Варвары Лутовиновой оказался генетически близок западным писателям с их индивидуализмом, личностным гуманизмом и бесспорными демократическими ценностями.

И это не просто дружеские посиделки: Тургенев начинает огромную, никем доселе не делаемую, работу по налаживанию, как мы сказали бы сегодня, межкультурных коммуникаций. Он выступает консультантом и редактором зарубежных переводчиков, которые теперь все охотнее берутся за русских авторов, пишет предисловия и примечания к этим изданиям, совместно с Проспером Мериме переводит Пушкина на французский, Флобера – на русский… К 70-м годам Тургенев – самый читаемый за рубежом русский автор, а русская литература – одна из самых востребованных в Европе национальных литератур.

Он умер в Бужевиле, у ног все еще прекрасной Виардо – великий русский писатель, заброшенный судьбой на чужбину, в одиночку победивший европейский снобизм и русскую закрытость, человек, подаривший Европе Пушкина, Толстого и Гоголя, а еще – писатель, открывший русским Россию, которая не узнала себя в немом Герасиме.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Вы сейчас читаете сочинение Тургенев “Свой среди чужих”
?