Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе



Методы уменьшения когнитивного диссонанса в переводе С. Ильина – Дипломная Работа, раздел Лингвистика, – 2003 год – Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) Методы Уменьшения Когнитивного Диссонанса В Переводе С. Ильина. Текст Перевод.

Методы уменьшения когнитивного диссонанса в переводе С. Ильина. Текст перевода находится в приложении 12. Переводы С. Ильина, опубликованные в 1902 г интересны главным образом с точки зрения метрической. Впервые такой большой массив

шекспировской лирики был переведен размером подлинника 40, с.275 . Учитывая, что английские слова много короче русских, нельзя не отметить, что переводчик, отказавшийся от лишних 28 слогов, которые давала замена пятистопного ямба шестистопным, сделал достаточно трудный шаг. Рассмотрим перевод с точки зрения лексического состава и в плане сохранения всех элементов образной системы ТО.

Первая строка передана почти дословно, видим здесь ключевое слово time. Первый катрен начинается с желтых листьев и заканчивается непогодой.

Переводчик смещает акцент с желтых листьев, дрожащих от холода здесь и заключается основная

мысль о том, что жизнь постепенно начинает угасать на то, что эту жизнь отнимает.

В частности, у переводчика получается, что ветер рвет, непогода стонет. Глагол стонет очень хорошо вписывается в ситуацию, так, непогода стонет как и нездоровье в конце жизни дает о себе знать и заставляет человека стонать.

Точно так же, как болезни отбирают последние силы у человека, как будто ветер рвет листья. Желтые листья не получают продолжения в голых ветках и опустошение. У С. Ильина получается красивый образ, но не уходящей жизни, как в ТО, а просто ситуации, которая характеризует состояние обессиленного старостью человека.

В плане сохранения лексики характерно, что переводчик приводит полные лексические соответствия с некоторыми трансформациями.

Итак, образ нарисован, но движение, которое так важно в ТО потеряно. Второй катрен начинается с прощального света погаснущего дня, плавно перемещается к полночи и заканчивается смертью. Движение жизни к концу ощущается.

Причем элементы образной системы адекватны ТО. Сумерки трансформировались в свет уходящего дня. Мы ощущаем свет, но он уже прощальный, то есть элемент перехода от светлого к темному есть. Затем переводчик говорит, что тот свет – предвестник полночи печальной – элемент точный, только нет стремительного движенья темноты, расползающейся в пространстве, чтобы захватить в свою власть день.

Мы видели, что у Н. Гербеля лучше передается движение ночи, ночь у него спешит, а у С. Ильина ночь не совершает никаких действий.

У Шекспира In me thou seest the twilight of such day which by black night doth take away ночь уносит день, побеждает его, как и смерть, в конце концов, всегда побеждает жизнь. Далее в переводе С. Ильина говорится о том, что смерть – близкая родня полночи.

Это очень близко оригиналу, только нет никакого указания на сон, поэтому у читателя может возникнуть вопрос Почему ночь – родня смерти Вопрос закономерен, так как переводчик упустил важный элемент в образной системе – это сон – вот он и является двойником смерти. Потерянный элемент ведет к ошибке интерпретации, и у читателя нет правильного понимания ситуации. Посмотрим на лексические соответствия во 2-ом катрене.

Переводчик вводит множество эпитетов свет прощальный, гаснущий день полночь печальная, угрюмая смерть, близкая родня.

Все они соответствуют настроению сонета. Действительно, какие еще эпитеты можно подобрать к описанию ситуации, когда жизнь угасает? Но в данном катрене ТО как раз нет этой меланхоличности и статичности в этом катрене ситуация обостряется, нагнетается, потому что автор ТО подходит к образу, который завершает жизнь – это сон двойник смерти, и передает он его динамично, стремительно.

Третий катрен перевода рисует огонь, который уже угасает, и пепел становится его могилой. Все элементы образа передаются. Здесь присутствуют и огонь, и пепел, и мертвый слой пепла то есть могила. Но переводчик не совсем адекватно передает общее настроение катрена у него появляется мысль, что огонь борется за жизнь, хочет вырваться из-под золы, но его душит могила и ничего не удается.

В ТО этого нет. Зачем переводчик вводит эту мысль? Разве она соответствует общей картине сонета? Разве сонет говорит о стремлении человека преодолеть и победить смерть?

Ничего этого нет в ТО. Впрочем, этой мысли нет и в предыдущих катренах перевода. Оправдано ли введение ее в кульминации сонета?

Тем более, что развязка соответствует настроениям первых двух катренов.

В третьем катрене немного лексических соответствий, совпадают лишь два ключевых слова fire огонь, ashes пепел. Заключительное двустишие адекватно передает мысль двух последних строчек сонета, при чем написаны они у переводчика очень поэтично и красиво.

Итак, посмотрим, что получается в цепочке образов 73-го сонета в переводе С. Ильина 1-ый катрен 2-ой катрен 3-ий катрен желтые листья свет погаснущего дня огонь непогода полночь пепел смерть Подразумевается могила День Свет Полночь Смерть. Итак, основные элементы образной системы сохранены, но немного видоизменились, в частности, в начале не восстановлена цепочка, начинающаяся с листьев, нет сна конечная схема передает адекватную систему образов с незначительными изменениями, поэтому читатель получает уже не полноценный вариант, написанный гением.

Диссонанс, уменьшенный на уровне дискурса, присутствует на уровне текста. Синтаксическая структура в переводе соответствует таковой в оригинале. Автор перевода пользуется сложноподчиненными предложениями с придаточными. Третий катрен, который больше всего не соответствует в образном плане и в лексическом оригиналу, не соответствует ему и в построении.

Так, мы видим здесь несколько авторских знаков двоеточие, многоточие во втором катрене, где добавляются дополнительные элементы, сразу появляется авторский знак – тире. Все повторы сохраняются в ТП. Редкие слова, которые использует Шекспир behold и perceivest для того, чтобы обратить внимание, в первом случае на то, что увядание сравнивается с временем года, в последнем случае для того, чтобы усилить эмоциональность в развязке, передаются и переводчиком.

В первом случае вводится обращение друг, в другом случае после слова видишь идет пауза, так как стоит запятая и наше внимание приковывается к слову разлука. Прочитав сонет, легко заметить, что перевод звучит плавно, эту плавность придает повторяющийся звук а – года, непогода, сладко, прощальный, печальный, погаснущий, угасанье, старанье.

У Шекспира же больше встречаются тревожные звуки d, t, s. Эти звуки являются лейтмотивом в музыкальной теме сонета. Таким образом, перед нами разворачивается противоречивая ситуация. Переводчик передает коммуникативное намерение автора, и отдельные составляющие образного ряда подводят к выводу, то есть переводчик работает с дискурсом, следует интенции соответствовать цели.

Интенция соответствовать структуре также преследуется сохранение синтаксических особенностей оригинала, но все же он теряет некоторые элементы образного ряда, не передает специфические особенности оригинального текста.

Метафорические образы оригинала в переводе несколько утрачивают свою поэтическую силу и искажают реальность подлинника.

Переводчик стремится сохранить форму, но она не позволяет ему отразить все содержание. Однако, художественная адекватность достигнута, то есть переданы стилистические особенности и стихотворные характеристики. Перевод С. Ильина передает смысл, обладает естественностью изложения, но не производит равнозначного впечатления по сравнению с ТО, так как переводчик вплетает свои образы, не совсем соответствующие содержанию сонета.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)

Вы сейчас читаете сочинение Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе