Сочинение «Важность русском языке»

После развала СССР прошло более 25 лет. Правители большинства постсоветских стран принялись поспешно стирать из памяти все, что совсем недавно объединяло более 6000 национальностей, и прежде всего, русский язык. Коснулась эта тенденция и Украины. В государстве, где 56% населения составляют этнические русские, русский язык сначала перешел в разряд региональных, а после революции «достоинства» и вовсе стал под запретом. И только Донбасс не смирился с попыткой Киева превратить народ в манкуртов. Все эти годы мы отстаивали право говорить, думать,

учиться на родном языке.

Изменился ли русский язык на Донбассе за десятилетия ограниченного функционирования? Конечно, изменился, как изменился и русский язык в России. Какой он стал? Одни ученые утверждают, что русский язык в ЛНР и ДНР утратил признаки национального языка и постепенно превращается в язык мегаполиса, что границы, поставленные между государствами, разделили и язык.

Другие считают, что тесная связь между странами позволяет говорить о синхронном развитии языка на территории наших государств. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Прислушаемся к речи окружающих. Какая же она разная, пестрая,

яркая, как цыганский платок! Как отличается речь тинэйджера от речи библиотекаря, язык шахтера от языка программиста. Люблю общаться с молодыми людьми, столько для себя нового узнаешь, но, к сожалению, не всегда понимаешь их речь. Случайно услышала разговор двух учениц, умниц и красавиц. Их ответы на уроках — образец логики и слога, их сочинения я зачитываю в качестве примера. И вдруг:

— Удачно вы вчера у Джокера на хате зависли?

— Да, вот клево было! Мы так там пену рвали! Так весело было!

— Джокер сейчас в шоколаде, у него предки на дачу свалили.

— Конечно, он сейчас рулит.

— А у меня все стремно и беспонтово.

Сегодня 4 баллов по матеше. Боюсь, родаки узнают, на выходных стритовать не пустят.

— Может, заточим где-нибудь, а то хавать хочется.

— Умато, только дай трубу поюзать, а то у меня с лаве напряги.

Увидев меня, девочки преображаются, они улыбаются, переходят на чистый и красивый русский язык, делятся впечатлениями от недавно прочитанных рассказов Паустовского, восторгаются его стилем. Спрашиваю, почему же они только что беседовали (нет, пожалуй, беседой это назвать нельзя, «терли») на непонятном наречии. Ответ просто сразил: » Да это Вам непонятно. Если мы будем со своими разговаривать, как с Вами, они нас не поймут». Стоп, неужели язык разделил поколения на своих и чужих, неужели я для своих лучших учениц «чужая»?

Может быть, так дела обстоят только на Луганщине? Отнюдь.

Приезжаю в Ростов. Любимая внучка разговаривает по телефону. Те же » бойфренды, тусовки, девчи, ботаны, лузеры, заморочки». На мой вопрос, на каком языке она говорила, отвечает: » Ой, ну это язык такой, для своих». Опять свои — чужие. Только теперь уже в разряд чужих попадают самые родные люди. Как видим, для сленга нет границ. Да еще молодежные каналы вносят свою лепту: дикторы и ведущие уподобляются нашим героям с улицы, говорят на их языке, а возможно, уже не могут иначе. Или в погоне за сомнительным рейтингом забыли о главном предназначении СМИ: не только нести новую информацию, но и воспитывать аудиторию. А ведь совсем недавно неправильно произнесенное в передаче слово считалось скандалом, грозящим диктору серьезными неприятностями, вплоть до увольнения. Сегодня же в эфире можно заменить литературный язык сленгом, в академической науке обсуждается вопрос о двойном ударении. Казалось бы, ничего страшного, но вспомните, как трепетно относились к чистоте языка наши классики, в частности, Анна Ахматова: «В моей жизни всего было по два: две войны, две разрухи, два голода, два постановления — но двойного ударения я не переживу!» А сейчас пришло время двойных стандартов: двойная жизнь наших политиков и олигархов, жизнь наших детей в школе и на улице, двойное ударение…

Одним из признаков серьезной болезни языка является засилье иностранных слов, из двух синонимов выживает заимствованный. Послушаем экономические новости. Бартер, брокер, ваучер, грант, дебитор, дивиденды, инвестор, легитимный, лизинг, пролонгировать. А ведь можно сказать и по-другому. Неужели в нашей промышленности никогда не заключались торговые сделки через посредников или не продлевался срок аренды, не давали отсрочку должникам и не выделяли пособия. Понятия те же, вот только слова другие, нерусские. Как здесь не вспомнить слова В. Г. Белинского: «Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, — значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус».

Язык виртуального пространства — разговор особый. Конечно, радует, что русский занимает второе место по частоте употребления в интернете. Но какой это русский? » Юзер сидел на Ирке и параллельно качал эмпэтришку. И тут на канал зашел Хакер. Это был настоящий Хакер: он имел генерилку кредиток, три трояна и регулярно читал журнал «Хакер». Почитайте комментарии в Фейсбук, на сайтах. Полное отсутствие орфографических норм и, перефразируя Грибоедова, полное смешенье языков: английского с нью-васюковским. Спрашиваю у сына, почему так пишут, отвечает: «Для удобства». Правда, в чем состоит это удобство, затруднился ответить.

В речи старшеклассников то и дело слышишь: аська, тюбик, банить, баня, вобла, емеля, рама, енот, жаба, мылить… На первый взгляд, обычные русские слова, вот только с русским языком имеют мало общего: образовались от английских морфем. А это еще один признак болезни языка — заканчивается активное словообразование на основе русских корней.

Еще одна проблема виртуального общения — смайлики. Действительно, зачем подбирать слова, чтобы признаться в любви, попросить прощения или высказать благодарность. Послал значок — тебя поняли. Существует даже словарь наиболее распространенных смайликов:



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Сочинение «Важность русском языке»