Сочинение по картине Левитана «Садик в Ялте. Кипарисы»

Получив деньги за работу над декорациями для Мамонтовской оперы и обретя относительный достаток, в 1886 году Исаак Левитан совершает поездку в Крым. И хотя его пребывание там было довольно кратким, этюды и картины, написанные Левитаном во время этой поездки, стали новым, весьма выразительным и проникновенным словом в художественном освоении этого благодатного края.

На крымских работах Левитана мы практически не увидим знаменитых ландшафтов, и южная природа предстает не столько с парадной, а скорее с будничной стороны, в то же время исполненной

неповторимой поэтичности.

Море в тихую и ясную погоду («Берег моря. Крым»), глинобитные татарские жилища («Сакля в Алупке»), плавные очертания крымских гор с характерными мягкими переходами от плоских террас к гранитным уступам обветренных скал (целый ряд уступов) — вот мотивы, особенно привлекавшие внимание художника. Он внимательно прослеживает кистью подробности рельефа каменистых склонов, передает характерное именно для крымской природы гармоническое сочетание нежной голубизны неба и моря и разбеленных серых и охристых тонов гор.

М. В. Нестеров писал, что до появления крымских пейзажей

живописца «никто из русских художников так не почувствовал, не воспринял южной природы с ее опаловым морем, задумчивыми кипарисами, цветущим миндалем и всей элегичностью древней Тавриды. Левитан как бы первый открыл красоты Южного берега Крыма».

Крымские работы, показанные Левитаном на периодической выставке Московского общества художеств в 1887 году, по воспоминаниям Нестерова, «имели совершенно исключительный успех» у художников и ценителей искусства и «были раскуплены в первые же дни».

Самое ценное, что Левитан узнал на юге, — это чистые краски. Время, проведенное в Крыму, представлялось ему непрерывным утром, когда воздух, отстоявшийся за ночь, как вода, в гигантских водоемах горных долин, так чист, что издалека видна роса, стекающая с листьев, и за десятки миль белеет пена волн, идущих к каменистым берегам.

Большие просторы воздуха лежали над южной землей, сообщая краскам резкость и выпуклость.

На юге Левитан ощутил с полной ясностью, что только солнце властвует над красками. Величайшая живописная сила заключена в солнечном свете, и вся серость русской природы хороша лишь потому, что является тем же солнечным светом, но приглушенным, прошедшим через слои влажного воздуха и тонкую пелену облаков.

Солнце и черный свет несовместимы. Черный цвет — это не краска, это труп краски. Левитан сознавал это и после поездки в Крым решил изгнать со своих холстов темные тона. Правда, это не всегда ему удавалось.

Так началась длившаяся много лет борьба за свет.

Константин Паустовский. Исаак Левитан

Левитан поправился, и чуть ли не в эту же весну он уехал в Крым; был очарован красотами южной природы морем, цветущим миндалем. Элегические мотивы древней Тавриды с ее опаловым морем, задумчивыми кипарисами, с мягким очертанием гор как нельзя больше соответствовали нежной, меланхолической натуре художника. Вернувшись в Москву, Левитан поставил свои крымские этюды на Периодическую выставку, в то время наиболее популярную после Передвижной. Этюды были раскуплены в первые же дни, и, надо сказать, что до их появления никто из русских художников так не почувствовал, не воспринял нашу южную природу с ее морем задумчивыми кипарисами, цветущим миндалем и всей элегичностью древней Тавриды. Левитан как бы первый открыл красоты южного берега Крыма. Он имел тогда совершенно исключительный успех, дарование его стало неоспоримым.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вы сейчас читаете сочинение Сочинение по картине Левитана «Садик в Ялте. Кипарисы»