Сочинение Миссис Стоу “Хижина дяди Тома или жизнь среди низов”



Проблема рабства волновала Гарриет с девятилетнего возраста, с того времени, когда ее отец, возмущенный Миссурийским компромиссом (запрещение рабства севернее тридцать шестой параллели), воодушевился до такой степени, что его красноречие, по словам Гарриет, “вызвало слезы на суровых лицах старых фермеров-прихожан”. В Цинциннати только река отделяла ее от этой проблемы. На другом берегу Огайо был уже Юг, где владение людьми было узаконено.

Когда рабам удавалось бежать, “мы никогда не отворачивались от беженцев, – писала Гарриет,

– и помогали им всем, чем могли”.

5 июня 1851 года в “Национальной Эре” в Вашингтоне началось серийное издание еще не законченной книги. С появлением ее первого номера 1 января 1847 года “Национальная Эра” стала главным органом пропаганды аболиционистов. Сочинение, которое миссис Стоу послала в “Национальную Эру”, называлось “Хижина дяди Тома, или Жизнь среди низов”. Сначала предполагалось, что повесть займет всего несколько номеров, но интерес к ней оказался так велик, а сама миссис Стоу так убеждена, что совершает святое дело, что серия продолжалась до апреля следующего года.

Когда издание

закончилось, “Эра” писала: “Миссис Стоу наконец завершила свое великое дело. Мы не помним какого-либо произведения американского писателя, возбудившего более широкий и глубокий интерес”. За это издание она получила триста долларов.

Среди тех, кого заинтересовала повесть в “Эре”, был Джон П. Джуэтт, глава издательства в Бостоне. Его издательство выпускало разнородную литературу, особо принимая во внимание полезность. “Хижина дяди Тома” казалась ему верной ставкой.

С разрешения “Эры” Джуэтт выпустил книгу в двух томах 20 марта 1852 года, т. е. за два номера до окончания серии. По словам Чарлза Стоу, первое издание было в пять тысяч экземпляров. Три тысячи были проданы в первый же день. Второе издание книги разошлось полностью к концу марта К августу ошеломленная домохозяйка из Бранзвика получила уже 10000 долларов.

Одни доходы с этой суммы превышали те ежегодные четыреста долларов, которые она надеялась зарабатывать рассказами для газет. За лето количество проданных экземпляров достигло ста двадцати тысяч, а спрос все не падал. Книга разошлась в трехстах тысячах экземплярах раньше, чем ей исполнился год.

Амаду Жоржи (1912-2001)

Бразильский писатель, общественный и политический деятель. Член Бразильской компартии. В первых романах “Какао” (1933) и “Пот” (1934) А. стремился документально показать становление классового сознания батраков и рабочих. В цикле “романов о Баие” А. использует фольклор бразильских негров для поэтизации жизни и борьбы бедняков: “Жубиаба” (1935), “Мертвое море” (1936), “Капитаны песка” (1937).

В середине 30-х гг. принимал участие в борьбе руководимого компартией Национально-освободительного альянса; в 1936 и после установления в стране диктатуры Варгаса в 1937-38 подвергался аресту, затем эмигрировал (1941-42). Написал биографии поэта-романтика А. Кастру Алвиса и руководителя Бразильской компартии Л. К. Престеса, дилогию о кровавой борьбе плантаторов и капиталистов за землю: “Бескрайние земли” (1943, рус. пер. 1955), “Город Ильеус” (1944, рус. пер.

1948). По возвращении в Бразилию А. в 1945 избран депутатом Национального конгресса от компартии. Роман “Красные всходы” (1946, рус. пер.

1949) – образное воплощение революционизирования бразильского крестьянства – свидетельствует об освоении метода социалистического реализма. В 1948-52 А. жил в эмиграции во Франции и Чехословакии, участвовал в движении сторонников мира. Роман “Подполье свободы” (1952, рус. пер. 1954) изображает социальную борьбу в Бразилии 1937-1941.

Миру высоких мыслей и чувств, героизму простых людей Бразилии, руководимых компартией, противостоит в романе мир алчности, наживы, насилия, разврата. В романах “Габриэла, гвоздика и корица” (1958, рус. пер. 1961) и “Дона Флор и ее два мужа” (1966), сборниках повестей “Старые моряки” (1961, рус. пер.

1963) и “Пастыри ночи” (1964, рус. пер. 1966) А., вводя фольклорные и фантастические элементы, передает своеобразие вольнолюбивого национального характера. В 1961 А. избран членом Бразильской академии. Член Всемирного Совета Мира.

Удостоен Международной Ленинской премии “За укрепление мира между народами” (1951). Неоднократно посещал СССР.

“Генералы песчаных карьеров” (в оригинале “Капитаны песка”) (1937) – один из самых известных романов бразильского писателя Жоржи Амаду.

Это книга о беспризорниках, до которых никому нет дела. Как умеют, они борются за свою жизнь. Их ждут разные дороги: кто-то станет убийцей, кто-то художником, кто-то священником, а кто-то коммунистом.

Им приходится самостоятельно постигать простые и одновременно сложные вещи, такие, как любовь, дружба, семья, предательство, верность себе и верность другим.

Написанная с позиции критического реализма, книга разоблачает социальное зло, вскрывает язвы и порки бразильской действительности. Но вместе с этим она не содержит четкой положительной программы, не указывает выхода из социальных противоречий. В художественном смысл ей не хватает ярких обобщающих образов.

Нередко автор злоупотребляет натуралистическими описаниями.

Лопе Феликс де Вего Карпью (1562-1635)

По тематике пьесы Лопе де Вега разделяют на несколько групп:

1) государственно-исторического (“героические драмы”),

3) семейно-бытового (“комедии плаща и шпаги”) характера.

Острая антифеодальная направленность и защита народных прав – вплоть до права на открытую борьбу с деспотизмом – характеризуют лучшие исторические и социально-политические пьесы Лопе де Вега такие, как “Звезда Севильи”, “Периваньес и командор Оканьи”, “Саламейский алькальд”. Однако ни в одной из них эти черты не достигают такой силы и размаха, как в “Фуэнте Овехуна”, пьесе, созданной в 1612-1613 годах в пору расцвета творчества драматурга и по праву считающейся вершиной испанской национальной драматургии, достойным Памятником, воздвигнутым поэтом мужеству и доблести родного народа.

В конфликте между населением Фуэнте Овехуны и командором появление короля ни разрешает этого конфликта, а только санкционирует уже готовое его разрешение. Лопе оставляет вопрос, открытым: что было бы, если виновник смерти командора был обнаружен? Что было бы, если 6 командору удалось бежать?

Милосердие, которое король проявляет к восставшему против него магистру, тоже ставит под некоторое сомнение реальность альянса между народом и короной. То, что в последующие века пьеса Лопе де Вега воспринималась как абсолютно революционная, заставляет сильно сомневаться в том, что формула “король и народ” была для Лопе де Вега уж так безусловна. Ведь дело не в искажении пьесы со стороны будущих постановщиков, дело в том, что сам текст дает основания для такого ее прочтения. В еще большей степени заставляет усомниться в незыблемости веры Лопе в утопию народной монархии его авторское эмоциональное отношение к своим персонажам. Что может быть условнее, бледнее, немощнее, чем обрисовка короля Фердинанда?

И что может быть теплее и красочнее, чем фигуры даже второстепенных персонажей из парода, выписанных в этой пьесе? Таких примеров можно привести в творчестве Лопе де Вега великое множество. Демократизм Лопе де Вега, его чутье и чувство реальности неизбежно должны были привести ого к серьезным сомнениям.

Действительность давала для этого ежеминутные поводы.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Сочинение Миссис Стоу “Хижина дяди Тома или жизнь среди низов”
?