Сцена раскулачивания



Шолохов говорил: “Я писал “Поднятую целину” по горячим следам, в 1930 году, когда еще были свежи воспоминания о событиях, происходивших в деревне и коренным образом перевернувших ее: ликвидация кулачества как класса, сплошная коллективизация, массовое движение крестьянства в колхозы”.

Несмотря на веру писателя в светлое будущее проводимых реформ, сцены “ликвидации кулачества как класса” в “Поднятой целине” драматичны. К сожалению, коммунистами руководит ложное убеждение, что путь в счастливое будущее лежит через

насилие и кровь, через раскрестьянивание деревни.

Первое же гремяченское собрание принимает постановление раскулачить “богатеньких”. Разворачиваются сцены раскулачивания Гаева, Лапшинова и прочих, происходит раздача фактически награбленного имущества беднякам.

Одним из ярких таких эпизодов является эпизод раскулачивания семьи Фрола Дамаскова.

Сын Фрола, Тимофей – лучший в хуторе гармонист и девичий любимец. В эпизоде раскулачивания он нарисован наглым и развязным. Саркастично Тимофей приветствует незваных гостей.

Сам Фрол, услышав о конфискации имущества, гневно бросает ложку. Здесь он

еще сильный и властный человек, глава семьи. На его вопрос о причинах такого решения ответ короток: “Уничтожаем тебя как кулацкий класс”. То, что Дамасков выполнил норму по сдаче хлеба, в отличие от некоторых бедняков, никого уже не волнует. Документы, недавно выданные советской властью, оказывается, никакой силы при раскулачивании не имеют.

Нет предела негодованию Рваного. “Вы грабиловку устраиваете!” – бросает его сын в лицо коммунистам, заступаясь за отца и все еще веря, что на гремяченскую власть можно найти управу.

Однако вскоре гнев Фрола сменяется полным бессилием перед произволом. Он способен лишь лежать недвижимо, сложив руки, как покойник, и слушать, как описывают его имущество. Сравнение Дамаскова с покойником не случайно: в хозяйстве вся его жизнь, долгие годы кровью и потом он зарабатывал все это имущество. В ход идет и содержимое женских сундуков и даже гармошка.

В отчаянье дочь Дамаскова натягивает на себя девятую юбку. Разметнову противны и жалки “ее мокрые, красные, как у кролика, глаза. Трудно ей представить, как жить дальше, лишившись всего сразу.

Какая судьба ждет ее, девицу на выданье, у которой забирают последний наряд?

Борцы за правое дело рушат все на своем пути. Ловко выдергивают они из арбы шкворень, взламывают замок на амбаре. Им весело: из амбара доносятся оживленные голоса и хохот. А в это время, полностью разбитая и раздавленая происходящим, в трагическом одиночестве сидит возле хозяина вся дамасков-ская семья.

Награбленное имущество быстро идет в ход: на Молчуне вскоре оказываются добротные, кожей подшитые Фроловы валенки, по-хозяйски он черпает из ведерного жестяного бака сладкий тягучий мед.

Вот и вся борьба. Не понадобились в ней ни сила убеждения, ни гуманистические наветы. Борьба за новый строй носила классовый характер, и во время нее происходило отступление от общечеловеческих ценностей.

Одобрялась любовь к человеку, социально близкому и ненависть к тому, кто именовался классовым врагом.

Подлинное название “бою святому и правому” – грабеж. Советской властью это было официально разрешено. Сцены раскулачивания позволяли проявляться самым низменным человеческим чувствам и устремлениям: ненависти, зависти, злобе, мести. Самое страшное, что ярая пропаганда такой деятельности освобождала каждого участника подобного эпизода от моральной ответственности. Итог этих начинаний, увы, печален.

Достаточно посмотреть беглым взглядом на современную деревню.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Сцена раскулачивания