«Русь народная в поэме Гоголя «Мертвые души»

«Мертвые души» — гениальное произведение русской и мировой лите­ратуры, написанное в 1841 году. В нем нашли отражение наиболее важные черты эпохи, современной писателю, эпохи кризиса крепостнической систе­мы. В. Г. Белинский назвал поэму «творением, выхваченным из тайника народной жизни, беспощадно сдергивающим покров с действительности».

В произведении реалистически показаны две Руси: Русь чиновно-помещичъя и Русь народная. Помещики и чиновники забыли свой граждан­ский долг перед обществом, свои обязанности перед народом

— и в этом, как считает Н. В. Гоголь, — основное зло социально-политической систе­мы России.

В системе образов поэмы крестьяне не занимают столь уж большого места по сравнению с образами помещиков и чиновников. Сатира Гоголя была направлена именно против этих общественных групп, однако тема народа, тема крепостного крестьянства органически входит в произведе­ние. Автор размышляет о трагической судьбе народа, также подвергая его сатирическому обличению. Гоголь смеется над примитивностью, неразви­тостью, духовным убожеством русских мужиков, но смеется сквозь сле­зы. Причину трагической судьбы народа автор

видит в многовековом рабстве и произволе со стороны господствующих сословий.

К числу таких образов можно отнести образ кучера Селифана, пьяно­го, разговаривающего с лошадью, лакея Петрушки, имеющего из-за крайне редкого посещения бани «особенный запах», занятого своим беспорядоч­ным чтением, вернее процессом чтения, при котором из букв складыва­ются слова. Кроме людей Чичикова, в поэме с мастерством начертаны образы мужиков, рассуждающих, доедет ли колесо барской брички до Мос­квы или до Казани. Таковы дядя Миняй и дядя Митяй, бестолково помо­гающие Чичикову разъехаться со встречным экипажем, «черноногая» дев­чонка Пелагея, провожающая Чичикова от имения Коробочки до боль­шой дороги, не умеющая отличить, где право, где лево.

Однако отношение автора к народу в поэме двояко. Здесь мы видим также раздумья автора о живой душе русского народа. Писатель верит в его жизненную силу, в его прекрасное будущее. Этот идейный мотив полу­чил выражение в лирических отступлениях, которыми наполнено произ­ведение.

Одно из них появляется в конце пятой главы по поводу прозвища, данного крестьянами Плюшкину. Восхищаясь меткостью русского слова, в котором выразился «сам самородок, живой и бойкий русский ум», Го­голь высказывает общее мнение: «. всякий народ, носящий в себе залог сил. своеобразно отличается каждый своим собственным словом, кото­рым, выражая какой ни есть предмет, отражает в выраженье его часть собственного своего характера». Русский народ относится к числу именно таких: он полон «творящих способностей души». В шестой главе перед читателем проносится галерея умерших крестьян Собакевича. Это и плот­ник-богатырь Степан Пробка, и кирпичник-умелец Милушкин, и чудо-сапожник Максим Телятников, и искусный каретник Михеев, и торговый человек Еремей Сорокоплехин, и сотни тысяч других работников, что па­хали, строили, кормили, одевали всю Русь.

Важное значение в этой связи приобретают вложенные в уста Чичи­кова размышления автора о судьбах крепостных в седьмой главе. Все они «тянут лямку под одну бесконечную, как Русь, песню».

Особой поэтической силы и выразительности достигает в поэме образ Абакума Фырова, бежавшего от своего хозяина и «взлюбившего вольную жизнь». Этот образ глубоко символичен: в нем ярко отражается могучая, широкая, свободолюбивая душа русского народа.

Важное место в поэме занимают страницы, где ведется разговор о бунте крестьян. В произведении он встречается трижды: когда городские чиновники советуют Чичикову взять конвой для сопровождения куплен­ных крестьян в Херсонскую губернию, мужики ночью убивают «земскую полицию» в лице заседателя Дробяжкина; капитан Копейкин становится предводителем шайки разбойников.

В «Мертвых душах» нашла отражение ненависть народа к крепостно­му праву и крепостникам. Мотив заслуженного возмездия звучит в эмо­циональном описании помещичьего разгула, обставленного с разоритель­ной роскошью: «Полгубернии разодето и весело гуляет под деревьями. и. уходя глубже в непробудный мрак, негодуют суровые вершины дерев на сей мишурный блеск, осветивший снизу их корни». Создается симво­лический образ неминуемой кары для прожигателей богатств, добытых крестьянским трудом.

В лирической концовке первого тома поэмы автор еще раз с восхище­нием упоминает о русском народе: птица-тройка, летящая по необъят­ным просторам Руси, могла родиться только у «бойкого народа». Образ русской тройки, приобретающий в поэме символическое значение, нераз­рывно связан для Гоголя с образами «ярославского расторопного мужи­ка», одним топором и долотом смастерившего прочный экипаж, ямщика, примостившегося «черт знает на чем» и лихо, под задорную песню управ­ляющего бешеной тройкой. Этот образ выражает в себе все то высокое и прекрасное, что есть в русской нации, и прежде всего — стремление к свобо­де, к прекрасному будущему. Однако путь этот неведом автору: «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа».

В своем произведении Гоголь реалистически показал типичные обра­зы русского крестьянства, выразил свое видение русского национального характера. При этом Русь народная противопоставлена автором Руси помещичье-чиновной. Автор не закрывает глаза на примитивность наро­да, но видит в мужике прежде всего человека с живой душой, талантливо­го, трудолюбивого, свободолюбивого человека.

И, С. Тургенев высоко оценил вклад Гоголя в русскую литературу: «Для нас он был больше, чем просто писатель: он раскрыл нам нас самих».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение «Русь народная в поэме Гоголя «Мертвые души»