Роман без героя Теккерея

Теккерей видел свою основную задачу в том, чтобы «суметь по возможности точно воспроизвести ощущение правды». Авторитетов, кроме разума и природы, для него не существовало. Теккерей не верил аффектированным романтическим чувствам: «Мне не по вкусу красота, которой, словно театральной сценой, нужно любоваться издали».

Он не стремится к преувеличениям, избегает приема гиперболизации. Он не склонен изображать человека ни отъявленным злодеем, ни существом идеальным. Для него важно раскрыть сложность взаимодействия различных начал

в характере человека, понять причины, заставляющие его совершать тот или иной поступок. Теккерей был убежден, что человек — это смесь героического и смешного, благородного и низкого, что человеческая природа бесконечно сложна, а долг честного писателя, заботящегося об истине, не создавать увлекательные истории на потребу толпе, но в меру сил и отпущенного таланта показывать человека во всей его противоречивости, сложности, неповторимости.

Подобная эстетика, эстетика полутонов, порожденная новым взглядом на человека, была тогда еще в будущем. Ее начнут разрабатывать в конце девятнадцатого столетия, освоят

в начале двадцатого.

Очевидно, именно потому, что в каждом человеке наряду с достоинствами заключены недостатки, Теккерей и избегает кого бы то ни было из действующих лиц своего романа называть «героем», человеком идеальным во всех отношения. По его убеждению, таких людей в романе не существует. Для Теккерея быть героем означает не плыть по течению, смотреть на действительность и на себя без иллюзий.

Проблема положительного героя представляла для Теккерея неразрешимую трудность и по другой причине. Теккерей в «Ярмарке тщеславия» не выходил за пределы изображения буржуазно-аристократических кругов общества и, оставаясь верным жизненной правде, был объективен в их оценке. В этих кругах он не мог найти героя, достойного занять центральное место в романе.

Вот, например, «героиня», как заявлял Теккерей, Бекки Шарп, которая обладает умом, энергией, силой характера, находчивостью и красотой. Но от ее зеленых глаз и неотразимой улыбки становится страшно. Бекки коварна, лицемерна, корыстолюбива, во что бы то ни стало она хочет быть богатой и «респектабельной». Добиваясь своей цели, Бекки приводит в движение ярмарочную карусель, но подлинной героиней в человеческом, нравственном плане Ребекка Шарп быть не может.

В круговороте Ярмарки Тщеславия единственным, кто сохраняет доброту и отзывчивость, самоотверженность и скромность, остается Уильям Доббин, «добрый Доббин», самоотверженно любящий Эмилию, спешащий на помощь тем, кто в нем нуждается. Но и этот персонаж, как и все остальные, связан со звучащей в романе темой «суеты сует». Его любовь оказалась обманутой: она отдана женщине ограниченной и эгоистичной, его стремления пусты и суетны, постигшее его разочарование неизбежно.

Отказ от героя также переключает внимание с отдельной личности на общество в целом. Все одинаково порочны в буржуазном мире с его погоней за наживой и всепроникающим снобизмом, тщеславием, эгоизмом. Иногда Теккерей сомневается в возможности искоренения зла, пороки Ярмарки представляются ему свойственными всему человеческому роду, и тогда проскальзывают грустные мотивы «суеты сует».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Роман без героя Теккерея