Поэтическая школа Тютчева

Своеобразной была судьба Тютчева-поэта. Долгое время в читательских кругах его имя попросту не замечали, или же считали поэтом «для немногих». А между тем среди этих «немногих» были Пушкин, Некрасов, Тургенев, Достоевский, Фет, Чернышевский, Добролюбов.

Уже один перечень имен таких ценителей, столь различных по своим литературно-эстетическим взглядам, указывает на то, что поэзия Тютчева суждено было будущее.

Первое стихотворение Тютчева было напечатано в 1819 г., когда ему еще не исполнилось 16 лет. Со второй половины 20-х годов наступает

рассвет его творческого таланта.

Русский и западноевропейский романтизм был своего рода поэтической школой Тютчева. И не только поэтической, но и философской, ибо, наряду с Баратынским, Тютчев — крупнейший представитель русской философской лирики. Однако это не следует принимать слишком прямолинейно.

Романтизм, как литературное направление, развивался в эстетической атмосфере, насыщенным идеалистическими философскими представлениями. Многие из них были восприняты Тютчевым, но это не значит, что его лирика превратилась в стихотворное изложение некой — чужой или своей — философской системы.

Стихи Тютчева — это, прежде всего, самое полное выражение внутренней жизни поэта, неутомимой работы его мысли, сложного противоборства волновавших его чувств.

Все передуманное и перечувствованное им самим неизменно облеклось в его стихах в художественный образ и подымалось на высоту философского обобщения.

Тютчева принято называть «певцом природы». Он был тончайшим мастером стихотворных пейзажей. Но в его вдохновенных стихах, воспевающих картины и явления природы, нет бездушного любования.

Природа вызывает у поэта размышления о загадках мироздания, о вековечных вопросах человеческого бытия.

Идея тождества природы и человека проникает собою лирику Тютчева, определяя некоторые основные особенности его поэзии. Для него природа — такое же одушевленное, «разумное» существо, что и человек.

Обычно природы изображается поэтом через глубоко эмоциональное восприятие человека, стремящегося слиться с нею, ощутить себя частицей великого целого, вкусить «благодать» «земного самозабвения». Но Тютчеву были ведомы и минуты мучительного сознания, что между природой и человеком существует и трагическое отличие. Природа вечна, неизменима.

Не таков человек — «царь земли» и в то же время «мыслящий тростник», быстро вянущей «злак земной». Человек проходит, природа остается.

Гармония обнаруживается в природе даже в «стихийных спорах». Вслед за бурями и грозами неизменно поступает «успокоение», озаренное солнечным сиянием и осененное радугой. Буря и грозы потрясают и внутреннюю жизнь человека, обогащая ее многообразием чувств, но чаще оставляя после себя боль утраты и душевную опустошенность.

Философская подоснова не делает тютчевскую лирику природы абстрактной. Еще Некрасов восхищался умением поэта воссоздавать в глазах читателя «пластически верное» изображение внешнего мира. Пользуется ли Тютчев всеми красками своей поэтической палитры, прибегает ли к словесным полутонам и оттенкам, он всегда вызывает в нашем представлении в точные, зримые и верные действительности образы.

И как бы ни была идеалистична его философия природы, ее художественное воплощение дорога нам тем, что поэт превосходно умел передавать в своих стихах жизнь природы в ее вечной смене явлений. Эту жизнь он улавливал в бурливом гомоне великих вод, в трепетании молодых березовых листьев «с новорожденною их тенью», в переливах зреющих нив, в «блеске движения» моря, в «легком шелесте» осенних деревьев. «Чудную жизнь» природы Тютчев ощущал даже под сказочным покровом «Чародейки Зимы».

К лучшим созданиям Тютчева принадлежат не только стихи о природе, но и любовные стихотворения проникнутые глубочайшим психологизмом, подлинной человечностью, благородством и прямотой в раскрытии сложнейших душевных переживаний. Меньше всего в них ускобиографического, хотя нам почти всегда известны имена вдохновителей поэта.

Так, мы знаем, что на заре своей молодости Тютчев любил «младую фею» Амалию Лерхенфельд (в замужестве баронессу Крюденер). Есть стихотворения, посвященные Эрнестине Дерн Берг, позднее ставшей его второй женой. Знаем мы и то, что на склоне лет Тютчев испытал, быть может, самое большое в своей жизни чувство — любовь к Е. А. Денисьевой.

Лучшие образцы любовной лирики Тютчева тем и замечательны, что в них личное, индивидуальное, пережитое самим поэтом, поднята до значения общечеловеческого.

Тютчев писал о природе, писал о любви. Это и давало внешнее основание относить его к жрецам «чистой поэзии».

Дыхание времени, исторической эпохи, в которую жил Тютчев, ощущается даже в стихотворениях, далеких от прямой общественной и политической тематики. Тютчев был современником многих больших воин и социалистических потрясений. Он помнил Наполионское нашествие. Он утверждал, что с 1830 г. Европа вступила в новую «революционную эру» своего существования. Как человек острого ума и широкого кругозора, он пытался осмыслить историческое значение «землетрясения»1848 г. с болью и тревогой следил он за ходом Крымской войны и восхищался героизмом севастопольцев.

Он умер в 1873 г., пережив франко-прусскую войну, и Парижскую коммуну.

Поэзия Тютчева — это своеобразная лирическая исповедь человека, посетившего «сей мир в его минуты раковые», в эпоху крушения веками складывавшихся социальных устоев, нравственных догм и религиозных верований. Самого себя поэт сознает «обломком старых поколений», вынужденным уступить дорогу «новому, младому племени». И в тоже время он сам — детище нового века — несет в своей душе «страшное раздвоение».

Как не горько ему плестись, «с изнеможением в части, на встречу солнцу и движенью», он испытывает не тоскливое томление о прошлом, а страстное влечение к настоящему.

Из всех современных ему русских поэтов Тютчев, больше чем кто либо другой, может быть назван лириком в полном смысле слова. Он никогда не пытал своих сил в эпических жанрах, не обращался к драматургии. Его стихия — лирическое стихотворение, обычно короткое лишенное каких-либо жанровых признаков.

Есть у Тютчева и стихи литературного, книжного происхождения. Поэт читает книгу. И вдруг какая-то мысль или поэтический образ захватывают его, порождают в нем желание переложить прозу на язык стихов. Так, одна страница из романа французской писательницы Сталь «Коринка» творчески переосмысляется в стихотворение «Mal’aria».

Иногда чужое стихотворение привлекает к себе его внимание художественной недосказанностью вступить в поэтическое состязание со своим предшественником. Под пером поэта возникает новое стихотворение, и при этом вполне «тютчевское» по духу и форме.

Даже в тех случаях, когда Тютчев переводил иностранный подлинник, он накладывал на него печать своей творческой индивидуальности. Стихотворение «Весеннее успокоение» он заставил звучать по-новому, по-русски. Стихотворение «Если смерть есть ночь, если жизнь есть день. » не случайно названо Тютчевым «Мотив Гейне», ибо это действительно не перевод, а вариация чужой темы, причем не стихотворный размер, ни ритм не находят никакого соответствия в подлиннике.

Точно также, только отталкиваясь от Гейне и Ленау, создает поэт вполне самостоятельные и очень «тютчевские» стихотворения «Из края в край, из града в град. » и «Успокоение» («Когда, что звали мы своими. «).

В стихах Тютчева мысль никогда не оборачивалась ложью. Вот почему его стихи служат лучшим доказательством не бессмертия, а могущества слова. И кабы ни был сложен в душе поэта строй «таинственно волшебных дум» они, вопреки его собственному сомнению, все больше и больше находят путь к сердцу другого.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Поэтическая школа Тютчева