Оценка итогов человеческой жизни в «Записках охотника»

В мае 1853 г., через год после подготовки к печати «Записок охотника», Тургенев пишет новый охотничий очерк «Поездка в Полесье». В нем тема охоты снова стала для писателя поводом к тому, чтобы высказаться по более значительным вопросам. Но основной проблемой очерка являются теперь не социальные отношения крестьян и помещиков, а отношение отдельной человеческой личности к жизни природы. Автор осознает это отношение глубоко пессимистически, и этот пессимизм вытекает, несомненно, из кризиса его социального самосознания. Он выражает горькое

сожаление о том, что жизнь так «бесследно ушла», что «жажда счастья», которой он жил в молодости, его обманула. И он оценивает теперь всю свою жизнь как «бедную горсть пыльного пепла», находит в самом себе «холодное, неподвижное, ненужное нечто» и с отчаянием сознает, что «нет надежды, нет возврата».

Столь горькую оценку итогов своей жизни в обществе автор обосновывает теперь своеобразной философией природы. Оказывается, что только «тихое и медленное одушевление, неторопливость и сдержанность ощущений, равновесие здоровья в каждом отдельном существе» является «неизменным законом»

природы и что, наоборот, «все, что выходит из-под этого уровня… выбрасывается ею вон, как негодное». Таким незаконным проявлением жизни оказываются и «дерзостные надежды и мечтания молодости». И только перед лицом неизменной природы, видя «холодный, безучастно устремленный на него взгляд вечной Изиды», человек сознает это, «чувствует свою слабость, свою случайность — и с торопливым, тайным испугом обращается он к мелким заботам и трудам жизни…».

Такое понимание человеческой жизни было проявлением умонастроений социального пессимизма, усилившихся у Тургенева после событий 1848 г. и находившихся в противоречии с его передовым либерально-просветительским мировоззрением. Выражая эти умонастроения в своем очерке, Тургенев перекликался отчасти с некоторыми литературными представителями консервативно-дворянского лагеря. Особенно тесно сближался он с философской лирикой Ф. И. Тютчева, в которой поэт первооснову бытия видит в «бездне», «хаосе» природы, поглощающей все личное, и считает мимолетными и эфемерными как дерзания человеческого ума, так и порывы личного чувства. «Натурфилософия» Тургенева пока еще не выходила за пределы реального. Но она заключала возможность перехода от признания «таинственных» законов природы к их объективно-идеалистическому истолкованию. Это и сказалось вскоре, когда в последние годы николаевской реакции пессимистические настроения писателя усилились и углубились.

Летом 1856 г. Тургенев написал повесть «Фауст», в которой попытался дать своему философскому самоотрицанию мотивировку, граничащую с мистицизмом. По основной мысли эта повесть близка к «Поездке в Полесье». Не исполнение «любимых мыслей и мечтаний, как бы они возвышенны ни были, — исполнение долга, вот о чем следует заботиться человеку», — такой вывод главный герой и рассказчик «Фауста», идейный воспитанник все тех же кружков 30-х годов, делает из всего, что произошло с ним в личной Жизни. А само происшествие — внезапную смерть любимой женщины, никогда не знавшей глубоких, романтических переживаний л вдруг испытавшей их, — он осознает как вмешательство в жизнь людей неведомых, потусторонних сил, как «тайную игру судьбы, которую мы, слепые, величаем слепым случаем». «Я многому верю теперь, чему не верил прежде», — признается герой «Фауста». Так проявилась в творчестве Тургенева общественная реакция, вызванная событиями 1848 г. и последующих лет. Это была своего рода «духовная драма», хотя и совсем иная, чем у Герцена. Подобно Герцену, Тургенев вскоре смог ее преодолеть.

Большие перемены, происшедшие в русской политической жизни в 1856-1857 гг., вызванный ими новый общественный. подъем привели к значительным изменениям в идейных настроениях Тургенева. Сильные стороны его мировоззрения снова получили преобладающее значение, и это привело писателя к новым творческим достижениям. Однако общественная жизнь в стране была теперь не та, что в 40-е годы. Общий кризис старого строя уже наступил и был осознан как его защитниками, так и его врагами. Силы, сознательно враждебные всему помещичьему строю, значительно возрастали. Уже складывалось революционно-демократическое движение, начавшее в условиях ослабевшего цензурного гнета своего рода идейный штурм этого строя во имя освобождение трудящихся масс.

Тургенев, часто встречавшийся в редакции «Современника» с Чернышевским, а затем и с Добролюбовым, сознавал глубокое несоответствие и противоречие между своими взглядами и взглядами революционеров-демократов. И он пытался как-то определить свои идеалы в противовес идеалам демократов, вносивших во все области умственной жизни пугавшую его идею крестьянской революции и сознательно идущих на раскол с либеральным движением.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)

Вы сейчас читаете сочинение Оценка итогов человеческой жизни в «Записках охотника»