Образ Христа и загадка финала поэмы А. А. Блока “Двенадцать”



После своего выхода в свет “Двенадцать” вызвала многочисленную и разноречивую критику. Наверное, ни одно произведение Блока не могло сравниться с этой поэмой по популярности в России и, тем более, за рубежом. Еще при жизни автора она была переведена на несколько европейских языков.
Фигура Христа в “Двенадцати”, как известно, вызвала самые разноречивые мнения и суждения. Наиболее радикально к поэме были настроены те современники Блока, которые были сторонниками русской православной мысли: П. Флоренский, И. Ильин. Флоренский, в

частности, рассматривал поэму как последнюю ступень развития Блока.

Высоко отзываясь о художественном таланте поэта, философ считал, что Блок свернул на путь подмены “идеала мадонны” “идеалом содомским”. Поэтому, по мнению Флоренского, в конце произведения появляется не образ Христа, а образ Антихриста. Доказательство тому – пурга, разгул стихии в поэме. Трудно согласиться с мнением этого философа.

На мой взгляд, истинный художник далеко не всегда должен ограничиваться видением мира через призму религии.
Спорной представляется и точка зрения Максимилиана Волошина. Он, будучи убежденным в

религиозности и культовости поэзии Блока, считал, что революционеры преследуют Христа ради его убийства.
Нельзя не согласиться, что образ Христа – образ символический и потому – многозначный. Интерес вызывает мнение И. С. Приходько, который утверждает, что Христос воплощает в себе стихию революции.

Тут необходимо помнить призыв самого Блока “слушать революцию”. Символический смысл придает образу Христа белый цвет (“белый венчик из роз”). Белый – цвет небесных сил. Он означает чистоту, невинность, надежду на обновление Неба и Земли. Роза в католической традиции – знак Девы Марии.

Следовательно, по мнению Приходько, поэт попытался соединить в Христе Святой Дух с Богородицей.
Важно, что евангельские мотивы в поэме не ограничиваются завершающим образом Христа. Само число идущих “вдаль”, “без креста”, “без имени святого”, стреляющих в виденье “в белом венчике из роз”, соответствует двенадцати ученикам Христа. Мне кажется, сопоставление революционного патруля с апостолами христианского учения для самого автора было многозначным, как и любой другой символ.

Так, в августе 1918 года в письме художнику Ю. П. Анненкову, иллюстрировавшему поэму, Блок писал: “Христос с флагом – это ведь – так и не так”.
Образ Христа возникает в финальной главе поэмы. Появление такого образа в произведении необычно, так как в нем звучит тема революции, совершается убийство женщины. Но, в то же время, нельзя отрицать логичности и органичности появления этого образа.
Нельзя отрицать, что фигура Иисуса Христа является гармоничным завершением всей поэмы. В этом образе Блок запечатлел тот идеал всего сущего, который пребывает во Вселенной независимо от того, стремятся к нему или нет, и его невозможно уничтожить.
Отсюда, как мне кажется, и “надвьюжная поступь” Христа. Этот эпитет красноречиво свидетельствует о бессмертной природе идеала. “Вьюга” в представлении поэта – это революция, но даже эта сила, сметающая все на своем пути, не способна уничтожить его.
Христос идет впереди своих “апостолов”, а за ним плетется “голодный пес” – символ “старого” мира. Такое расположение героев не случайно. Автор подчеркивает, что идеал всегда будет идти впереди независимо от того, нуждаются в нем или нет.

Очень важен для понимания образа Христа и символ “кровавого флага”. Он отнюдь не означает, что Христос благословляет весь “кровавый” беспредел революции. Этот символ, напротив, является напоминанием о смерти Катьки как о недопустимом явлении в борьбе за Идеал.
“Кровавому флагу” противопоставлен “белый венчик из роз” на голове у Христа. Это делает его более “женственным”, по мысли автора, а соответственно и более ярким символом святости и непорочности, заключенных в понятиях Абсолютной Истины и Высшей Справедливости.
Важно заметить, что Блок использовал именно народный вариант имени Христа – “Исус”. Я думаю, что так Блок сближает этот образ с народом. Иисус в поэме очеловечивается, спускается с небес и становится более языческим.

Именно такой “Исус” и близок “двенадцати”, выходцам из народа.
В заключении остается сделать вывод о том, что же вкладывал Блок в образ-символ самого Иисуса Христа. Для поэта Христос – это нравственный эталон человеческого бытия, имя которому Любовь. Это символ будущего, оправдывающего настоящее. В этом образе заключена для Блока высшая духовность человечества, его культурные ценности, которые “россыпью жемчужной” достанутся тем, кто будет жить в соответствии с этими идеалами.

В поэме эти ценности не востребованы, но они “надвьюжны”, непреходящи, а значит, могут достаться тем, кто их будет искать.
Как известно, сам Блок верил в революцию и придавал ей огромное значение и символическое звучание. Поэт верил в очистительную силу революции. На мой взгляд, одного-единственного суждения о смысле образа Христа не может быть по двум причинам. Во-первых, “Двенадцать” – произведение, наполненное символами.

Можно сказать, что оно открыто в бесконечность для толкования символических образов. Во-вторых, как и в других своих поэмах, здесь А. Блок воссоздает сквозь историческую картину историю мироздания, которой изначально правит стихия и гармония. Даже сам Блок относился к своей поэме по-разному, а что уж говорить о нас:
Так идут державным шагом –
Позади – голодный пес,
Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз –
Впереди – Исус Христос.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Образ Христа и загадка финала поэмы А. А. Блока “Двенадцать”