Образ князя Василия в романе «Война и мир»

В романе Л. Толстого «Война и мир» действует бо­лее пятисот героев. Но никто из них не вызывает у чи­тателя такого презрения, возмущения и негодования, как отец и дети Курагины. «Подлая, бессердечная по­рода» — такую характеристику семейству Курагиных дает Пьер Безухов.

Образ отца семейства — князя Василия Курагина — олицетворяет собой тип предприимчивых карье­ристов и стяжателей. Предприимчивость и стяжатель­ство становятся едва ли не основными чертами харак­тера этого героя.

С князем Василием мы встречаемся на

первой же странице романа. Несмотря на приглашение к англий­скому посланнику, он первым приехал в салон мадам Шерер, потому что убежден, что «влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез». Кроме того, у него были личные мотивы для посещения.

И эти детали, и последующий разговор с Анной Пав­ловной открывают читателю многие черты характера князя Василия. Не случайно и то, что Л. Толстой не дает подробного описания внешности своего героя, а находит более существенный способ его представле­ния. Он изображает князя Василия «в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках и звездах, с свет­лым

выражением плоского лица» и отмечает, что князь «говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими покровительственными интонациями, которые свойственны состарившемуся в свете и при дворе значительному человеку».

Л. Толстой обращает внимание и на такую особен­ность своего героя: «Князь Василий говорил всегда ле­ниво, как актер говорит роль старой пиесы». Акцент писателя на мундире, голосе и манере разговора наво­дит на мысль о том, что князь Василий — опытный ве­ликосветский сплетник. Он совершенно равнодушен к тем, кто находится рядом с ним, если это не сулит никаких выгод. Например, в разговоре князя с Анной Павловной в его голосе «из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка». В сцене с княгиней Друбецкой он старался держаться отстраненно, но все же «почувствовал, однако, после ее ново­го призыва, что-то вроде укора совести».

Есть в образе князя Василия Курагина и еще одна отличительная особенность. Как говорит Л. Толстой, его герой всегда руководствуется инстинктом светскос­ти. «Что-то влекло его постоянно к людям сильнее и богаче его, и он одарен был редким искусством ло­вить именно ту минуту, когда надо было и можно было пользоваться людьми». А если подобными способнос­тями наделен такой «важный и чиновный» человек, как князь Василий, то он может добиться многого в том обществе, где поиски малейших выгод служат единст­венным отношением между людьми.

На первый взгляд, князь Василий — энергичный и неуязвимый эгоист. Но оказывается, что и у него есть слабое место — его дети. И Анна Павловна, желая «щел­кануть князя», заводит разговор о них: «Знаете, я недо­вольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказа­но (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говори­ли у ее величества и жалеют вас…» Князь Василий вынужденно признается: «Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли дурни. Ип­полит по крайней мере покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие». На это признание Ан­на Павловна не без колкости говорит: «И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас».

Ловким расчетливым интриганом выступает князь Василий в истории с завещанием старого графа Безухова. Он пытается уничтожить бумаги старого графа руками княжон. Но когда ему это не удается, он почти насильно женит Пьера на своей дочери Элен. Он также пытается женить своего беспутного сына Анатоля на княжне Ма­рье, но этим планам не суждено было осуществиться.

Недалеким лицемером выставляет себя князь Васи­лий при обсуждении кандидатуры главнокомандующего в салоне Шерер. Он говорит о Кутузове: «Разве возмож­но назначить главнокомандующим человека, который не может верхом сесть, засыпает на совете, человека са­мых дурных нравов. Я уже не говорю о его качествах как генерала, но разве можно в такую минуту назначать человека дряхлого и слепого, просто слепого? Хорош бу­дет генерал слепой!» Но вскоре именно Кутузова назна­чают главнокомандующим, и князь Василий с легкостью меняет свое мнение о нем: «Ну-с, вы знаете великую но­вость? Кутузов — фельдмаршал. Наконец, вот этот че­ловек». А когда ему напоминают его прежние суждения, он спокойно отвечает: «Э, вздор, он достаточно видит, поверьте. И чему я рад, это то, что государь дал ему полную власть над всеми армиями, над всем краем, — власть, которой никогда не было ни у какого главноко­мандующего. Это другой самодержец».

Образ князя Василия — бессердечного эгоиста, ли­цемерного интригана и карьериста — олицетворение тех людей, которые не способны на простые человеческие чувства. (Лишь однажды князь Василий проявляет их — в момент смерти старого графа Безухова «в голосе его была искренность и слабость, которых Пьер никогда прежде не замечал в нем». Но оказывается, что и они продиктованы эгоизмом князя Василия. Он не соболез­нует Пьеру, не горюет по поводу кончины старого гра­фа, а думает исключительно о себе: «Мне шестой деся­ток, мой друг… Все кончится смертью, все. Смерть ужасна».) Поэтому писатель приводит князя Василия на суд Божий, согласно которому «всякое дерево, не прино­сящее плода доброго, срубают и бросают в огонь».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Образ князя Василия в романе «Война и мир»