Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века



Опираясь на западноевропейские авторитеты Буало, Батте, Этенбург, Блер, а также опыт Ломоносова, И. С Рижский считал, что предмет искусства, а также основные эстетические категории являются неизменными, но вечными. Изменения могут испытать лишь возможности человека обнаружить и понять суть прекрасного в природе и искусстве. Человек, будучи неотъемлемой частью природы, должен свойство отображать ее с помощью ума и чувств, и именно настоящий акт составляет фундамент художественного подражания природе.

Осуществляя подобный акт, художник

может “украшать и даже переделывать ее природу. – О. Г. на свой вкус”. То есть идет речь о таких свойствах творческого процесса, как фантазия, художественный вымысел, прямо связанный с мерой таланта автора. Интересным является мнение И. С. Рижского о преимуществах своего, национального в жизни и творчестве, поскольку “неумно пренебрегать свое собственно, если оно ни в чем не уступает чужому”.

Последователями и учениками И. С Рижского были И. Срезневский, М. Паде Совинь, а также являются Филомафитский, В. Джунковский, А. Могилевский и другие. Его влияние является заметным и в выданных в Харькове учебных пособиях

А. Могилевского “Риторика” в 1817 г., И. Срезневского “Опыт краткой риторики” в 1822 г., В. Джунковского “Об изящных искусствах у греков и их влияние на нравственность” в 1819 г.. Ученики И. С. Рижского разделяли его мысли о высоком предзначении искусства, его важную миссию в процессе морального и эстетичного воспитания личности, закаливании характера, развития благородных чувств. Евграф Филомафитский в “Украинском вестнике” в 1816 г., кн. 9 предложил два подхода к анализу художественных произведений древних и новых поэтов – синтетический и аналитический. “Синтетически разбирать значит: смотреть вдруг на все целое, отделяя потом от него часть за частью, раздробляя дальше эти части и доходить, наконец, к наименьшим подробностям для того, чтобы видеть, что это за подробности и какие составляют целое?

Аналитически разбирать значит, напротив, брать наименьшие подробности, рассматривать их, совмещать с большими, с большими и, наконец, доходить до целого – также, чтобы видеть, какое это целое?”. Один из последователей первого ректора Харьковского университета А. Гевлич, чьи мировоззренческие позиции испытали влияние идей французских материалистов и идеализма Канта, видел корни эстетичного идеала художника в природе как и классицисты, но не находил их в готовом виде: “Они идеалы. в нашем воображении и служат украшением поэзии и свободным искусствам”.

Основные идеи Кронеберга были созвучны тем, которые стали производиться на эмпирическом уровне в творческой практике украинских литераторов, в частности в некоторых высказываниях И. Котляревского, П. Гулака-Артемовского, Г. Цветки-Основьяненко, Е. Гребенки и других. Предисловие М. Максимовича к сборнику “Малороссийские песни” в 1827 г. была если не первой попыткой научного анализа устного народного творчества.

Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века продолжала развиваться в русле эстетики, хотя в это время вычерчивался поворот “от старой “риторической” теории к новой, “эстетической”. Один из исследователей тех времен в этой связи отмечал: “Обращая внимание на развитие теории прозы и поэзии у древних и новых писателей, видим, что первая, начавшись с правил витийства, впоследствии приняла в себя и другие виды прозы, соединилась с теорией поэзии и составила систему науки словесности или теорию словесности; вторая, начав с наблюдений над поэзией, слишком важной и драматичной, потом развилась в учение о поэзии и других искусствах, покорившись принципам изысканного мастерства по философскому их исследованию и составила систему науки искусств, прекрасного, эстетики”.

“Одной из приметных особенностей литературной критики первой половины XIX ст. – считает П. Федченко, – является то, что разработка теоретических вопросов литературного развития не принадлежала исключительно к монополии профессиональных эстетиков, критикам. Активное участие в ней всегда принимали и писатели, начиная от Г. Цветки-Основьяненко и М. Шашкевича, М. Костомарова и А. Метлинского до П. Кулиша и Т. Шевченко”. Важное место среди критических трудов этих суток занимает “Суплика к господину издателю” Г. Цветки-Основьяненко в 1834 г., своеобразный литературный манифест, в котором отстаивались права украинского народа на собственную литературу решительно осуждались его недругами.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Вы сейчас читаете сочинение Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века
?