Краткое содержание «Путешествия Гулливера» Свифта

Это произведение Свифта можно отнести сразу к нескольким жанрам: роман-повествование, роман-путешествие, памфлет и в то же время он содержит черты антиутопии (а в конце книги утопии), а также содержит элементы фантастики. Но самое главное это роман фактически можно считать пророческим, так как все человеческие странности, что в нем описаны с убийственной и беспощадной свифтовской сатирой, не только не ушло вместе с теми, кого высмеивал Свифт, а, к сожалению, чрезвычайно актуально в наши дни.

Книга состоит из четырех частей, соответствующих

четырем путешествиям героя, общей продолжительностью — 16 лет и 7 месяцев. Каждый раз он отплывает из конкретного, реального портового города, и попадает в совершенно диковинные, несуществующие реально страны. Где он знакомится с нравами, житейским укладом, образом жизни, традициями и законами, которые там существуют и в свою очередь, рассказывает тем жителям об Англии. И первым таким местом для героя Свифта оказывается страна Лилипутия. Теперь о герое: с одной стороны Свифт вложил в него многие черты и качества принадлежащие себе самому (т. е. это его своеобразный автопортрет), а с другой — он вложил в него мудрость,
сочетающуюся с простодушием, которые помогают герою каждый раз, оказавшись в новом месте уловить самую главную черту присущую новому месту. В то же время в интонации героя всегда ощущается некоторая отстраненность и спокойная ироничность, будто бы он рассказывает не о своих приключениях, а смотрит на все со стороны. Он как бы смеется над нами, над собой, над всей природой и нравами человеческими, которые ему видятся неизменными. Написанный Свифтом роман кажется принадлежащим к литературе «абсурда», свойственной писателям второй половины ХХ века, поэтому Свифт кажется нам современным писателем.

Вернемся к первой остановке Гулливера — страна Лилипутия, населенная очень маленькими людьми. С самого начала, автору удалось передать (в этой и других частях романа) с точки зрения психологии абсолютно точно, ощущения человека, который попал в общество людей (или существ), совершенно не похожих на него самого: это ощущения одиночества, внутренней несвободы и заброшенности из-за того, что вокруг тебя — все и все другие, не похожие на тебя. С тайным и удивительным юмором, не спеша Гулливер рассказывает о нелепостях и несуразностях, с которыми сталкивается в Лилипутии.

Лилипуты сначала очень приветливы к Человеку Горе (так они назвали Гулливера): ему дают жилье, принимают специальные законы, чтобы упорядочить общение героя с местными жителями, для обеспечения безопасности, его кормят, несмотря на то, что он съедает столько, сколько 1728 лилипутов! К нему приветлив сам император (Гулливер оказал государству неоценимую помощь — притащил на веревке весь флот соседнего, враждебного государства Блефуску), ему пожалован самый высокий титул государства. Гулливера посвящают в обычаи страны, и он совершает обряд присяги на верность государству Лилипутия. В тексте особое внимание следует обратить на первую часть, в которой перечисляются многочисленные титулы императора (могущественнейшего, ужаса и отрады всей вселенной)! Если учесть размер этого лилипута с теми эпитетами, которые ему даны. это ни с чем невозможно сравнить. Затем Гулливера знакомят с политической системой страны: в Лилипутии двухпартийная система, партии враждуют между собой и называются Тремексены и Слемексены, их различает друг от друга, то, что одна ратует за низкие каблуки, а вторая — за высокие. Именно из-за этого ничтожного вопроса между ними случаются «жесточайшие раздоры». Подобного рода вопрос (с какого конца разбивать яйца с тупого или острого) привел к войне две великие империи — Лилипутию и Блефуску. Этим Свифт намекал на современную ему Англию, которая была разделена на сторонников тори и вигов. Это противоборство стало сейчас историей, а придуманная Сфифтом аллегория жива по сей день. Ведь дело не в вигах и тори, а в конкретной стране в конкретную эпоху — аллегория Свифта оказалась «на все времена».

Ситуации описанные Свифтом, людские слабости и государственные порядки звучат очень по-современному, впрочем, как и некоторые текстуальные пассажи. Например: язык блефусканцев отличался от языка лилипутов, так же как различаются между собой языки любых двух народов Европы. И каждая национальность при этом гордится красотой, древностью и выразительностью собственного языка. Так и в книге император, используя преимущество положения (благодаря захвату неприятельского флота), потребовал от посольства [блефусканцев] вести переговоры на лилипутском языке.

Хотя повествование идет от лица Гулливера, но в его голосе, слышится голос Свифта — утописта и идеалиста. Ему по душе лилипутские законы, которые ставят нравственность выше умственных достоинств, а законы, предполагающие доносы и мошенничество намного более тяжкими преступлениями, чем воровство. А закон, считающий неблагодарность уголовно наказуемым преступлением явным образом проявил утопичные мечты Свифта, который на своем опыте познал цену неблагодарности — как лично, так и в государственном масштабе.

Однако некоторые советники императора не разделяют его восторгов насчет Человека Горы, многим не нравится его возвышение (в буквальном и переносном смысле). Они организовывают обвинение, обратив все оказанные Гулливером благие дела в преступления. Эти советники требуют смерти Гулливера, и способы для этого предлагаются самые жестокие. Только главный секретарь «тайных дел» Рельдресель, считающийся «истинным другом» Гулливера, по настоящему гуманен к нему: он предлагает выколоть Гулливеру оба глаза. Обосновав это тем, что подобная мера приведет весь мир в восхищение, так как будет демонстрацией истинной кротости монарха, и благородства и великодушия его советников. На самом деле он больше думает о государственных интересах, которым может еще пригодиться физическая сила Гулливера, а это как раз не пострадает с потерей глаз. Неподражаем сарказм Свифта в этом эпизоде.

Еще один образец предвидения Свифта в этом произведении: он описывает заведенный этим императором лилипутов обычай: если суд приговорил кого-нибудь, чтобы угодить мстительности монарха или его фаворита к жесткому наказанию, то император на заседании совета государства произносит речь, в которой превозносит свое величайшее милосердие и доброту как всеми признанные и всем известные качества. Эта речь тот же час оглашается по всей империи, что невероятно пугает народ. Поскольку народ уже установил, что чем пространнее и замысловатее эти славословия милосердию императора, тем наказание будет бесчеловечнее, а жертва — невиннее. Не похоже ли это на известные нам примеры из жизни.

Гулливер вынужден бежать в Блефуску. Тут история повторяется, все ему рады, но в то же время рады быстрее от него избавиться. Гулливер вынужден тайно выстроить лодку и уплыть от этих недружелюбных народов (прихватив с собой миниатюрных овечек, которые по его словам быстро расплодились), далее он случайно встречает английское судно и возвращается домой в Англию. Второе странное государство, куда случайно попадает Гулливер — Бробдингнег — страна великанов, там Гулливер уже напоминает своеобразного лилипута. Каждый раз герой Свифта попадает в другую реальность, в своеобразное «зазеркалье», причем за считанные дни или часы. То есть реальное и ирреальное сосуществуют совсем рядом, надо только захотеть, чтобы туда попасть.

В этой части Гулливер и местные жители, в сравнении с предыдущей частью, будто бы меняются ролями. А обращение местного населения с Гулливером точно соответствует его поведению по отношению к лилипутам, что подробно и в деталях, выписывает Свифт. Примером своего героя он показывает свойство человека приспосабливаться к любым обстоятельствам и любой, даже самой фантастической и невероятной жизненной ситуации, чего лишены те выдуманные, мифологические существа, в гости к которым попадает Гулливер.

Гулливер, оказываясь в фантастическом мире осознает относительность наших представлений о мире, в котором мы живем. Свифтовский герой обладает умением принимать обстоятельства в которых оказывается, т. е. обладает «терпимостью», за которую на несколько десятилетий раньше Свифта ратовал Вольтер. В новой стране Гулливер оказывается меньше, чем просто карлик, он попадает в самые разные приключения, а в итоге снова попадает ко двору короля, и становится любимым собеседником «его величества». В одной из таких бесед Гулливер рассказывает о своей родине. (Эти рассказы повторяются в каждой стране куда попадает герой, и каждый раз собеседники Гулливера поражаются тому, что он им рассказывает.) Для неискушенных собеседников Гулливера все его рассказы кажутся настоящим абсурдом и бредом, а часто они простодушно считают их враньем или выдумкой. В конце этой беседы Гулливер (а может, Свифт) делает вывод, что краткий рассказ об истории страны на последнее столетие несказанно удивил короля. Король сделал свой вывод: история эта представляет собой кучу заговоров, убийств, смут, избиений, высылок и революций, которые являются наихудшим результатом жадности, лицемерия, партийности, вероломства, бешенства, жестокости, безумия, зависти, ненависти, сластолюбия, честолюбия и злобы!

Чем как не сарказмом звучат слова самого Гулливера, что он был вынужден спокойно выслушать эту оскорбительную характеристику своему горячо любимому отечеству. И в то же время он говорит, что нельзя слишком многого требовать от короля, который отрезан от остального мира и поэтому не может без определенных предрассудков судить нравы и обычаи других народов. В этом эпизоде явная издевка Свифта, чрезвычайно очевидная, и прозрачная, что не требует комментариев. И все-таки Гулливер, даже в обществе такого хорошего собеседника как король великанов, чувствует всю унизительность своего положения: лилипут среди великанов. Он снова рвется домой, к своим родным. А вернувшись домой, никак не может адаптироваться: все ему кажется. очень уж маленьким.

В третьей части Гулливер сначала оказывается на летающем острове Лапуту. Опять все, что он наблюдает и описывает — представляет собой верх абсурда, а интонация Гулливера (Свифта) снова невозмутимо-многозначительная, и неприкрыто ироничная. И снова все, что он описывает легко узнаваемо: как пристрастие лапутян к новостям и политике, так и постоянный страх поселившийся в их умах, который постоянно держит лапутян в такой тревоге, что они не способны ни нормально спать, ни радоваться жизни. Видимое воплощение абсурда, представляющее основу жизни на острове — хлопальщики, предназначенные для того чтобы заставить слушателей (собеседников) все свое внимание сосредоточить на том, о чем им в данный момент говорят. А когда Гулливер спускается с острова на «континент» и оказывается в столице (городе Лагадо), его потрясает сочетание беспредельного разорения и нищеты, бросающиеся в глаза кругом, и своеобразные оазисы порядка (оставшиеся, как оказалось, от прошлой, нормальной жизни). К разорению привели так называемые «прожектеры», которые после поездки на остров (т. е. за границу по-нашему) стали составлять проекты переделки всего, на новый лад. Академия прожектеров появилась сначала в столице, а потом и во всех больших и малых городах страны. Свой визит в Академию и беседы с учеными мужами Гулливер описывает с несравненным сарказмом, сочетающимся с презрением (к тем, в первую очередь, кто позволяет себя дурачить).

Устав от всех «чудес», Гулливер решает вернуться в Англию, но на его пути к дому сначала оказывается остров Глаббдобдриб, а потом королевство Лаггнегг. Надо отметить, что с переездом Гулливера из необычной страны в другую все более бурной становится фантазия Свифта, а его ядовитая презрительность — все беспощаднее и беспощаднее. Именно таково описание нравов при дворе короля Лаггнегга.

Заключительная часть романа посвящена путешествию Гулливера в страну гуигнгнмов (коней). Именно в гуигнгнмах Гулливер наконец-то находит те человеческие черты, которые ему (Свифту) хотелось бы, вероятно, наблюдать у людей. А служат гуигнгнмам злобные и гадкие омерзительные существа — еху, которые как две капли воды похожи на человека, лишенного покрова цивилизации, поэтому представляются настоящими дикарями рядом с высоконравственными, благовоспитанными, добропорядочными конями-гуигнгнмами, в которых живут честь и благородство, достоинство и скромность, а также привычка к воздержанию.

Вновь Гулливер рассказывает о своей стране с ее обычаями, нравами, политическим устройством, традициями — и в который раз его рассказ встречает сначала недоверие, а потом — недоумение переходящее в возмущение: как можно жить в противоречии с законами природы? Устройство сообщества коней-гуигнгнмов — это вариант утопии Свифта, старого уже изверившегося в природе человека писателя. Свифт не был «простодушным», поэтому его утопия выглядит утопичной даже для него самого. Проявляется это в том, что эти добропорядочные и симпатичные гуигнгнмы прогоняют затесавшегося в их «стадо» чужака-Гулливера. Слишком уж он оказался похожим на еху, и им неважно, что это сходство только в строении тела. Раз он — еху, то пусть и живет рядом с еху, а не в обществе «приличных коней». Его изгоняют и Гулливер заканчивает свои странствия, в который раз возвращаясь домой. В Англии он удаляется в свой небольшой сад в Редрифе, где предается размышлениям, и на практике осуществляет полученные уроки добродетели.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание «Путешествия Гулливера» Свифта