Историческая тема в романах Голдинга

Голдинг, Уильям уЧился в грамматической школе Мальборо и Браненозском колледже в Оксфорде. Историк по образованию, Голдинг работал в небольших театральных трупах актером, постановщиком и писал для них пьесы. Был учителем. В годы Второй мировой войны служил в Королевском флоте лейтенантом на торпедоносце. После войны вернулся к преподаванию и продолжал писать.

В 1935 г. опубликовал том стихов. После этого продолжительное время нигде не печатался. Первый роман Голдинга «Повелитель мух» был опубликован лишь в 1954 г. и сразу же после выхода

завоевал огромный успех.

Уже в этом романе отобразились раздумья Голдинга о ходе истории и о человеке как носителе свойств и черт цивилизации и культуры. Взяв за основу традиционную для английской литературы ситуацию существования на безлюдном острове, Голдинг вступил в полемику и творческое состязание со своими предшественниками, которые разрабатывали похожие сюжеты.

Голдинг не собирался развивать традиции ни просветительско-оптимистичной, ни романтической робинзонады, которые идеализировали возможности человека, освобожденного от «плохого» гнета цивилизации. Голдинг показывает, что власть цивилизации

над человеком значительно крепче, и вслед за литературой экзистенциализма исследует человека в его социальных связях и решает проблему свободы.

Своим романом Голдинг старался дать ответ на вопрос, поставленный перед человечеством эпохой: как представители древней цивилизованной нации, которая подарила миру великую музыку и литературу, могли вести себя как варвары и дикари, разрушая и уничтожая все на своем пути. Голдинг изображает, как шаг за шагом английские мальчики от шести до двенадцати лет, оказавшись в результате авиакатастрофы без взрослых на безлюдном острове, «снимают» с себя свою цивилизацию и становятся дикарями.

Проследить этот путь помогают ему историческое образование и учительский опыт, непосредственные наблюдения за жизнью подростков. В первые дни жизни на острове мальчики чувствуют дискомфорт от сна на траве и без постельного белья, утром им хочется ощутить звуки и запахи во время завтрака, который готовится на кухне. Но постепенно все эти воспоминания стираются из памяти.

В сознании у них сохранилось воспоминание о том, что они должны поддерживать огонь как знак населенности острова, но для чего это нужно, уже не помнит никто.

В процессе одичания есть свои этапы и вехи. Цивилизованному подростку, даже когда он испытывает острую потребность в мясной пище, тяжело нанести удар и убить дикую свинью. Но, оказывается, сделать это психологически значительно проще, если действовать не поодиночке, лучше, продвигаясь строем, еще лучше, выкрикивая слова-декламации или песни.

Ритм движения и слов зачаровывает, отвлекает от мыслей, а грех убийства распадается и все кажется уже совсем не таким трудным.

Еще проще быть «охотником», спрятав свое лицо, разрисовав его, как боевую маску. Тогда ты — это уже совсем и не ты.

Общий ритмический танец — хоровод вокруг мяса, которое готовится на костре, может опьянить настолько, что не страшным кажется даже убийство человека. На острове появится что-то похожее на первоначальные формы религии. Здесь поселится страх, легенда о существовании чудовища. И чтобы задобрить чудовище, мальчики оставляют на лужайке голову убитой свиньи, закрепленную на палке, соорудив таким образом жертвенник.

Испачканная мухами свиная голова становится символом всего, что происходит на острове, — «повелителем мух» — как когда-то называл себя гетевский Рафаэль. На острове возникнут и пройдут апробацию две формы общественного правления.

Одна из них — демократическая, возглавленная и предложенная светловолосым двенадцатилетним Ральфом, который предложил решать все вопросы на общем собрании. Второй тип правления — диктаторский — предложенный старостой церковного хора мальчиков Джеком, который всегда носит черный плащ-накидку. Ральф добрый и справедливый, Джек жестокий и грубый, но он искатель и владелец мяса. Голдинг показывает, как Ральф постепенно остается один и ему угрожает гибель от лесного пожара, который умышленно устроил Джек, который видел в Ральфе своего политического соперника.

И спасает Ральфа лишь прибытие катера, который дежурил в экваториальных водах. Его капитан спросил мальчиков, которые, по его мнению лишь весело играют: «Надеюсь, жертв нет?»

Ответ звучит угнетающе страшно: «Только двое, сэр». Вопрос воспитанности, цивилизованности и культуры Голдинг решает и в следующих произведениях.

Роман «Шпиль» является одним из наиболее значительных произведений писателя. Это волнительный рассказ о стремлении настоятеля собора Джослина любой ценой украсить собор шпилем, который бы возвышался над окраиной, и вместе с тем — это притча о человеческой гордыне, когда человек ради славы готов пожертвовать не только своей жизнью, а и судьбами других людей. В конце концов из «Божьего замысла» шпиль превращается в «сумасшествие Джослина», а со временем и в «преступление Джослина».

Глубоко метафорический финал романа: Джослин, умирая, сквозь раскрытое и озаренное окно видит свое произведение.

Шпиль, построенный на человеческих жизнях, на грехах и страданиях, будто соединяет землю и небо, становясь символом души Джослина.

В «Ритуалах на море» — произведении, где объединена форма морского романа с социально-психологическим и философским романом-трактатом, автор рассказывает свою историю лишь для напоминания человеку, что внешне хорошо отработанные ритуалы могут скрывать большую разрушительную силу.

Главный герой-рассказчик, племянник адмирала Телбота, проходит жизненное испытание: путешествие на корабле — это одновременно и познание жизни в экстремальных ситуациях — корабль, море, изоляция на определенное время от остального мира. Но, в отличие от предыдущих романов Голдинга, финала «Ритуалов на море» счастливый: влюбленные Телбот и мисс Чамли будут вместе. В 1983 г. Голдинг был награжден Нобелевской премией «за романы, которые помогают понять условия существования человека в мире».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Историческая тема в романах Голдинга