Идея страдания и очищения в романе Достоевского «Преступление и наказание»

Следуя своей теории, Раскольников идет на убийство, в самый момент которого происходит непредвиденное: в незапертую дверь входит вернувшаяся домой Лизавета, сестра ростовщицы, слабое, робкое существо, которым старуха помыкала. Раскольников убил и ее. Вот тут и рухнула «арифметика», потому что это уже были две, а не одна жизнь.

В ужасе, пережив минуты смертельного волнения, когда ему только чудом удалось ускользнуть из рук дворников, Раскольников убегает со своей добычей. Если бы он был алчным человеком, он не в силах был бы расстаться

с украденным. Но деньги для него были только звеном в логической цепи. Убийство Лизаветы порвало эту цепь, и Раскольников спешит освободиться от награбленного добра, чтобы потом уже к нему не возвращаться.

Далее начинается агония: дело Сонечки и Дуни, явное выслеживание со стороны Порфирия Петровича, инстинкт самосохранения и голос совести, а над всем этим мучительный вопрос о том, справедлива ли эта теория о двух разрядах людей. Раскольников чувствует, что жить нельзя, признав подлецом человека, «вообще» человека, человеческий род, а значит, нельзя отказаться от права действовать для поддержки человека не подлеца. Но это действие причинило боль и страдание прежде всего ему самому.

Он теперь уверен, что элемент страдания неустраним из жизни. «Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца». «Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть». Страдание есть уже величие. На этом Раскольников и сближается с Соней Мармеладовой.

Из сознания своего несчастья и потребности искупления Раскольников предает себя в руки человеческого правосудия. Но преступление его не перед судом, а перед людьми, и людьми «низшего разряда». Соня посылает его на площадь просить прощения у народа, и он это исполняет. Конечно, никто из свидетелей этой сцены не понял ее смысла, но Раскольникову она была нужна для себя. Ведь он «не старушонку убил, а себя», и ему нужно возродиться.
После суда, в далекой Сибири, после долгого размышления над Евангелием, к которому возвратила его Соня, для него и для нее приходит успокоение и счастье. Они ждут окончания каторги, чтобы начать новую жизнь, «заплатив за нее великим будущим подвигом».

Таким образом, преступление Раскольникова — здесь буквально от слова «преступить» — повело за собой наказание, но не каторгу, а наказание в осознании своей ошибки.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Идея страдания и очищения в романе Достоевского «Преступление и наказание»