Гоголевские традиции в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»

Михаил Афанасьевич Булгаков — писатель начала 20 века. В русской литературе существовала тенденция — борьба с чертом. Ее мы находим и в творчестве великого автора. И в этом ясно видно продолжение традиций Николая Васильевича Гоголя, который изображал как самого черта, так и место его обитания — ад.

Про роман «Мастер и Маргарита» сам автор говорил, что он о дьяволе, возможно, поэтому гоголевские традиции в нем наиболее ярко проявляются.

Если мы возьмем, к примеру, такое произведение Николая Васильевича, как «Мертвые души»,

то увидим город N. Время года в этом месте совершенно не понятно, населяют его мелкие черти. Хотя сам дьявол открыто не объявляется.

Что касается Булгакова, то здесь-то дьявол осязаем, мы видим его действия, и обитает он в Москве, пусть и временно. В городе невыносимое пекло, за день так нажарит, что и ночью невозможно найти облегчение. Вся эта обстановка напоминает настоящий ад. Наверное, не зря это место и выбирает Воланд. А, может быть, он своим появлением и нагнетает этот палящий зной?

Еще одним важным мотивом, связывающим творчество двух авторов, становится изображение луны на небе. У Булгакова герои под

ее влиянием начинают совершать неоднозначные поступки: Иван Бездомный перестает сочинять, Мастера настигает волнение и тревога. И все это только после одного взгляда на земной спутник. Луна на страницах романа будто языческая богиня. Но луна — это еще и круг, а такая форма у Гоголя символизирует вечность и замкнутость того, что происходит.

А если мы проанализируем сцену бала Сатаны? Это самое настоящее скопление чертей, точнее даже сказать, «мертвых душ». Это не настоящие люди, они потеряли свой облик, это мертвецы. Булгаков пошел по пути, намеченному Гоголем: Чичиков собирает мертвые души, чтобы их «воскресить», а в романе «Мастер и Маргарита» они уже живые.

Михаил Афанасьевич предлагает и главный способ воскресения — веру. Всем будет воздано именно по вере. Более действенного способа невозможно найти или придумать!

Хочется отметить и еще один момент сходства между писателями: игра в шахматы, где соперниками за доской стали Воланд и Бегемот. У Гоголя мы тоже видим такую игру: между Чичиковым и Ноздревым.

Бегемот — неизлечимый жулик. Его король, в конце концов, понимает, чего хочет от него играющий, разозлился, снял свои королевские наряды и убежал с доски. Таким образом Бегемот показывает, что поражен. В отличие от Ноздрева, никак этого не признающего.

Незря мы затронули именно эти шахматные турниры. Они на страницах произведений выступают как своеобразные поединки между добром и злом. Бегемот сжульничал, то есть предал, и это, конечно же, намек на распятие целителя и проповедника Иешуа из-за предательства и невозможности признать правоту прокуратора Иудеи Понтия Пилата.

Но зло не бывает вечным, его можно победить и пройти серебристой лунной дорогой на пути к добру.

Вот те параллельные мотивы, которые можно найти у двух авторов в известных произведениях: «Мертвые души» и «Мастер и Маргарита».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Гоголевские традиции в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»