Формирование нового поэтического стиля в русской литературе

Многие его особенности гражданский пафос, рационализм и др. пока еще не пробивают стены между ним и романтизмом. Однако уже следующее, «генеральное» свойство классицизма обладало такой способностью. Ведь классицизм — система не только воспроизводящая пусть со значительными ограничениями действительность, но одновременно и пересоздающая ее, часто в своих художественных структурах подменявшая сущее должным, действительное возможным или желательным.

Классицизм и романтизм в своем завершенном виде воспринимаются как две полярные

друг другу системы. Такому их противопоставлению исторически способствовала та резкая критика классицизма романтиками особенно французскими, когда все новое, жизнеспособное в искусстве связывалось с термином «романтизм», а на долю классицизма оставалось все косное и устаревшее, мешавшее развитию творческого процесса. В наше время антагонизм между этими системами поддерживается типологическим подходом к изучению тех или иных идейно-художественных явлений, конструирующим их обобщенно-абстрактные модели,
а так же определенными методическими приемами, преследующими достижения большей наглядности с помощью антитезы.

Такие подходы правомерны и могут достаточно отчетливо выявить ведущие тенденции в том. или ином методе, литературном направлении, стиле. Но только нужно, чтобы они не оказались единственными: иначе историко-литературный процесс распадется на ряд оторванных друг от друга этапов. А между такими этапами и в области идеологической, гносеологической, и в области поэтики существуют тесные связи: каждое новое явление начинает зарождаться в недрах предшествующего. Также следует не упускать из вида, что всякая система как конкретно-историческая реальность оказывается противоречивей, сложней и богаче с выходами в другие системы и с включением ряда «элементов» из них, чем ее абстрагированный тип. Все это присуще и русскому классицизму.

Парнасским жителем назваться я не смею. Я сладости твои почувствовать умею; .Но, что я чувствую, когда скажу,- солгу, А точно вымолвить об этом ее могу.

Следует учитывать также, что в творчестве писателей-классицистов рационально-логический путь воздействия на своего адресата через разум пробуждать чувства не был единственным. Если он был характерен для Кантемира, Сумарокова, то Тредиаковский и особенно Ломоносов направляли первоначальное воздействие на эмоциональную сферу читателя, а через нее и на разум. К тому же эти принципы не так уж последовательно выдерживались писателями.

Оказывается, и у поэта-классициста может быть свое «невыразимое».

Эта картина русского литературного процесса 60-х гг., намеченная исследователем, нуждается в некоторых уточнениях. «Собственные противоречия» классицизма были присущи ему и до 60-х гг. и вели классицизм не просто к «распаду», но и к дальнейшей его эволюции, к последующим стадиям его развития. Внутри классицизма существуют такие ингредиенты, которые окажутся родственными некоторым характерным особенностям сентиментализма, предромантизма и даже самого романтизма. Но безусловно, что не только из них сложится последующая идейно-эстетическая система, но в своем развитии они вольются в нее, обретя в новом сплаве и новые качества.

Наличие противоречий в русском классицизме было отмечено еще Г. А. Гуковским: «К шестидесятым годам XVIII в. в русской литературе установилось временное и непрочное господство классицизма, определившего стилистический характер творчества ведущих дворянских писателей этого времени, Сумарокова и его учеников, повлиявшее и на мощное творчество Ломоносова. Но уже те же 1760-е годы принесли первые веяния нового стиля — сентиментализма и предромантизма,- и с этого же времени начался распад классицизма, подтачивание его устоев и изнутри, его собственными противоречиями, и извне»

Так, Сумароков, не раз категорически заявлявший, что «ум здравый завсегда гнушается мечты», «кто пишет, должен мысль прочистить наперед» и т. п., принял структуру оды Ломоносова, с ее повышенной метафоризацией, с «сопряжением далековатых идей». А в стихотворении «Недостаток изображения» 1759 Сумароков вообще отказывает в звании поэта тому, «кто только разумом своим лишь разум заражает», «кто только мысль изображает, холодную имея кровь». «Истинный же поэт, по его мнению, «сердце заражает и чувствие изображает, горячую имея кровь». Заканчивается же это стихотворение совсем Поразительным признанием автора. Обращаясь к «царице муз» — любви, Сумароков
с сожалением констатирует:

Так, раскрывая сущность сентиментализма, отмечается, что если для классицизма на первом месте было «государство», то для сентиментализма — «человек»; всеподчиненность «разуму» в классицизме уступает место господству «чувства» в сентиментализме и т. д. Романтизм же отличается от классицизма с его «обезличенностью» и рационализмом прежде всего всепроникающим «личностным» началом, интуитивизмом.

В творческой производительности русский классицизм раскрывается как явление, более противоречиво, чем его типологическая модель, построенная на основе классицистических теоретических трактатов и «манифестов». Именно в художественной практике осуществлялось корректирование и даже отказ от них ряда канонов классицизма, строгое следование которым привело бы его к полной изоляции от художественных систем, стилей, как предшествующей, так и последующей что для нас наиболее существенно эпохи в идейно-эстетическом развитии общества.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Формирование нового поэтического стиля в русской литературе