Дьяволиада в произведениях Булгакова

ДЬЯВОЛИАДА В ПРОИЗВЕДЕНИИ — один из любимых мотивов Булгакова. Но в романе «Мастер и Маргарита», как правильно заметил критик Палиевский, она играет вполне реалистическую роль. Булгаковская дьяволиада может служить блистательным примером гротескно-фантастического, сатирического обнажения противоречий действительности. Воланд карающей грозой витает над Москвой, изображаемой Булгаковым.

Наказанными оказываются глумливые и непорядочные люди. Читатель сразу обнаруживает явное несходство предлагаемого ему писателем Воланда

с общеизвестным дьяволом. Слишком уж правильный мессир.

Так ли — иначе, но образ получился мощный, пластичный и не вызывающий неприязнь. Более того, фантастический поворот дела позволяет нам увидеть целую галерею персонажей весьма неприглядного толка. Писатель, в ходе повествования, резко обнажает порочные явления в жизни интеллигенции и вообще простого люда, охваченного социалистическим сумасшествием.

Внезапная встреча с нечистой силой моментально проявляет сущность всех этих берлиозов, латунских, майгелей, алоизиев, ма — гарычей, никаноров Ивановичей и прочих. Сеанс черной магии, который Воланд со

своими помощниками дает в столичном варьете, в буквальном и переносном смысле «раздевает» некоторых зрителей. Но жертвы Воланда строго избирательны, они как бы подставляются Воланду самим автором, в соответствии с булгаковской этикой.

При всей видимой опереточности Воланда, булгаковский дьявол тем не менее сохранил верность литературно-художественным традициям, то есть всецело подчинен авторской воле. А воля автора — обличать пороки общества.

Не Воланд страшен героям романа — Дьявола, пожалуй, действительно, не существует для Булгакова, как не существует для него и богочеловека. В романе, по-моему, разговор идет о какой-то иной вере. Скорее это вера в исторического человека, в нерушимые нравственные устои души человеческой.

Не то плохо, что Берлиоз отрицает сказки о Божествах и объясняет подозрительному незнакомцу на Патриарших, что было и чего не было. Использует демагогию для своих корыстных целей. Имя Канта совсем не случайно возникает в повествовании.

Булгаков солидарен с философом в мысли, что нравственный закон заключен внутри человека и не должен зависеть от религиозного ужаса перед грядущим возмездием, тем самым страшным судом, язвительную параллель которому можно легко усмотреть в гибели бессовестного атеиста, возглавлявшего МАССОЛИТ.

В роман органично введена историческая канва: Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, по воле Булгакова-писателя общается с Иешуа (Христом), и этот момент тоже является частью дьяволиады, потому что великие искушения и помрачения испытывает дух прокуратора. По сути, прокуратор — тоже своего рода Воланд на земле. Прокуратору приходится быть жестоким к своим подданным ради сохранения порядка в стране. Он даже сочувствует Иешуа, но понимает, что еще не пришло время для такого устройства общества, при таком сознании людей.

Он не может войти в конфликт со своей совестью и дает Иешуа шанс на свободу.

Булгаков в образе прокуратора осуществляет свою мысль, которая в какой-то мере примиряет личность с миром и со всем, что в нем происходит. Булгаковский Воланд, однако, сочувствует и Иешуа, и несчастным людям, казнившим его по своему недоумию. «Боги, боги! — говорит, обращая надменное лицо к своему спутнику, человек в плаще, — какая казнь! Но ты мне, пожалуйста, скажи, — тут лицо из надменного превращается в умоляющее, — ведь ее не было! Молю тебя, скажи, не было?»

Итак, мы видим, что булгаковский дьявол вместе с булгаковским Богом мучительно занят восстановлением гармонии в мире, включая мир людей.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Дьяволиада в произведениях Булгакова