Цвета Петербурга (по роману Ф. Достоевского «Преступление и наказание»)

Люди всегда совмещали цвета со своими ощущениями и переживаниями. Вот в стихотворении Дмитрия Павлычко читаем: «Красное — это любовь, а черное — это печаль». Придаем мы символическое значение и другим цветам и оттенкам в повседневной жизни и в праздники. Тревожный колорит петербургского бытия связан для Достоевского с глубоко антипатичным ему желтым.

Желтый цвет — это измена, это преступление, это болезнь души и тела. Этот цвет предъявляет обвинение в измене, во внебрачной любви. Никогда не следует дарить желтых цветов.

Но

именно этот цвет доминирует в пейзажах большого города-убийцы. Над желтоватым воздухом нищей столицы всходит желтое солнце. В комнатах, где живут главные герои, обои, если бы не были грязные, также были бы того же гнетущего цвета, от которого нет покоя глазам и мозгу.

Вот где живет бывший студент: «Небольшая комната, в которую прошел молодой мужчина, с желтыми обоями, … была ярко освещена солнцем, которое заходило… в комнате не было ничего особого. Мебель, вся очень старая из желтого дерева, и двух-трех денежных картинок в желтых рамках…». Есть что-то маниакальное в страсти петербуржцев к этому гнойному,

болезненному цвету.

Свой последний в жизни путь Свидригайлов проходит между светло-желтых деревянных домов, которые создают своеобразный проход, очень подобный тому, который строят для человека, вынужденного пройти «сквозь строй».

Только это не «зеленая», а желтая улица. Если бы мы вышли на центральные улицы и проспекты, застроенные дворцами Растрелли, Росси, Воронихина, то снова увидели бы тот же самый петербургский ампирный колорит. Недаром же больницу для душевнобольных называют «желтым домом» во всех странах. Этот страшный цвет вытекает в начале романа в рассказе Мармеладова о его дочке: «По желтому билету пошла», т. е. стала проституткой, бросив на растерзание прожорливому городу свою юность, свою честь и свою веру, так как нарушила «заповеди» и навеки потеряла душу… Этот страшный и проклятый цвет заливает лицо умершей Екатерины Ивановны. «Она снова пришла в забвение, но это последнее забвение тянулось недолго.

Бледно-желтое… лицо ее запрокинулось навзничь…».

Вместе с Раскольниковым увидели мы еще одно воплощение желтого дьявола, когда нашли Свидригайлова в трактире. Бывший хозяин Дунечки слушал пения какой-то Кати, а отпуская ее, «налив полный стакан вина и изложил желтенький билетик». Угадали, что это такое? Да, это карбованец, единственный хозяин неистового города. Это ради него вступил в брак Свидригайлов, а потеряв жену, нашел себе в женихи подростка.

Это ради «желтенького» жила и умерла под топором ростовщица.

Это цель и орудие в жизненной борьбе. Это ради «желтого дьявола» охотятся на обесчещенных девочек хозяйки «веселых заведений». Цвета измены, преступлений, разврата, болезни, смерти, цвет денег — цвета столицы Русской империи Санкт-Петербурга…



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Цвета Петербурга (по роману Ф. Достоевского «Преступление и наказание»)