Человек на войне по повести Некрасова “В окопах Сталинграда”



Виктор Платонович Некрасов из того поколения писателей, которое пришло в литературу после войны. Их было много – сапер В. Некрасов, минометчик О. Гончар, разведчик Э. Казакевич. Позже о себе заявит “поколение лейтенантов” – Г. Бакланов, Ю. Бондарев, А. Ананьев, В. Быков.

Для них война не прекращалась – закончившись в 1945-м, она продолжилась в их творчестве.

Появление в 1946 г. в журнале “Знамя” (№ 8 – 10) повести В. Некрасова “В окопах Сталинграда” заставило литературную общественность несколько растеряться: автор –

простой офицер, никому не известный Некрасов, в самой повести нет ни слова о партии и всего несколько упоминаний о Сталине.

Но повесть обращала на себя внимание и запоминалась самой темой (хотя сталинградцу Некрасову чиновник из ЦК КП(б) Украины сказал, что у него “кишка тонка писать о Сталинграде”), сдержанностью тона, за которой скрывалась глубокая боль за судьбы людей и Родины; и самое важное – правдивым рассказом о главном сражении войны.

На всевозможных обсуждениях звучали стереотипы: “взгляд из окопа”, “автор дальше своего бруствера не видит” и т. д. Но Некрасов придерживался другой точки

зрения: “На войне никогда ничего не видишь, кроме того, что у тебя под самым носом творится”.

Повесть во многом автобиографична. Главный герой, от лица которого ведется повествование, – лейтенант Юрий Керженцев, как и Некрасов, уроженец Киева, окончил архитектурный институт, увлекался филателией. Попав на войну, стал сапером.

В его сдержанном рассказе перед читателем проходит вереница запоминающихся характеров: Валега, ординарец с замашками диктатора; лейтенант химической защиты красавец Игорь Седых, у которого “совсем детские глаза”; Карнаухов со своей “удивительной улыбкой”; неуклюжий, стеснительный Фарбер и многие другие, с кем столкнула автора военная судьба. Это внимание к людям идет от обостренного восприятия жизни, от суровой необходимости запомнить все и всех, рассказать обо всем.

“В окопах Сталинграда” – книга не только о военных действиях. Она прежде всего о людях, о тех, кто сумел выстоять и победить. В условиях войны характеры людей проявляются по-разному.

На первый взгляд кажется, что писатель не дает оценок происходящему, но сама интонация некрасовского текста расставляет все на свои места. И читатель понимает, что за человек перед ним – честный воин или шкурник, или, самое страшное, командир-карьерист, шагающий по трупам.

Близкий друг Некрасова, АН. Рохлин говорил, что он “был убежденным, твердокаменным реалистом”. Думается, это шло не только от характера писателя, но еще и оттого, что он многое повидал на войне. Смерть всегда страшит своей неожиданностью. Некрасов говорит о смерти каждый раз с болью, испытывает потрясение от ее повседневной обыденности: “Лазаренко ранен в живот.

Я вижу его лицо, ставшее вдруг таким белым, и стиснутые крепкие зубы. . Он уже не говорит, а хрипит. Одна нога загнулась, и он не может ее выпрямить. Запрокинув голову, он часто-часто дышит. Руки не отрывает от живота.

Верхняя губа, белая, как кожа, мелко дрожит. Он хочет еще что-то сказать, но понять ничего нельзя. Он весь напрягается.

Хочет приподняться и сразу обмякает. Губа перестает дрожать”.

Расхожее мнение, будто бы люди на войне привыкают ко всему, в том числе и к страху смерти, Некрасов опровергает: “Я помню одного убитого бойца. Он лежал на сп



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)

Вы сейчас читаете сочинение Человек на войне по повести Некрасова “В окопах Сталинграда”