Антивоенный пафос в творчестве писателей XX века

XX век принес человечеству возможность осознания себя единым целым, или невиданный раньше технический прогресс. Но кроме этого именно оно породило новое ужасное явление — мировые войны, трагедии впечатляющего масштаба, которые затрагивали сразу сотни миллионов людей. Вполне естественно, что это нашло отображение в творчестве многих писателей, особенно из тех стран, которые непосредственно принимали участие в этих войнах.

Прогрессивные писатели прошлого также неоднократно обращались к теме войн, но именно в XX веке эта тема стала актуальной,

как никогда, и антивоенный пафос достиг невиданной прежде силы. Тем не менее, действительно антивоенными произведениями следует все-таки считать не те, где воспевают героизм победителей и победу над конкретным врагом, которая изображается воплощением зла (эту ошибку делают — очень часто), а именно те, где осуждается война как явление вообще, где ее жестокости противопоставляются принципиально другие ценности: милосердие и гуманизм, пусть даже непосредственные события войны там обходят, а внимание авторов сосредоточено на последствиях трагедии.

Что страшнее — необходимость рисковать собственной

жизнью с оружием в руках или оказаться потом представителем «утраченной генерации»? С этой проблемой мы встречаемся в романе немецкого писателя Эриха Марии Ремарка «Три товарищи». Его герои попадают на войну восемнадцатилетними юношами — она перечеркивает весь их прошлый опыт, и возвращение к мирной жизни, о которой они так мечтали, Ленцу, Кестеру и Робби приносит лишь новую грусть. Они оказываются лишними в обществе, в котором живут. Даже по окончании военных действий война дает о себе знать — кто-то умирает от возникшей из-за нее болезни, как Патриция, другие продолжают страдать от телесных и душевных ран. Уходят из жизни люди, продолжают ломаться опустошенные войной души.

Последняя тема глубоко раскрывается в творчестве другого немецкого писателя — Генриха Белля в сборнике «Подорожный, когда ты придешь в Спа…», «Где ты был, Адам?» и других. Война в его изображении — что-то абсурдное: это когда вчерашний школьник, а ныне солдат, без рук и без ноги оказывается в госпитале, расположенном в бывшей гимназии, и сам не понимает даже, за какие идеи воевал. Похожие эмоции ощущают герои американского писателя Эрнеста Хемингуэя в романе «Прощай, оружие!», хотя причина этого немного другая: они стараются убежать от войны, которую их сознание не позволяет принять. Генри избирает этот путь не потому, что он трус — война кажется ему бессмысленной: то его несправедливо награждают медалью, то так же несправедливо собираются расстрелять. Бросая оружие, он высказывает протест против войны, а когда его любимая умирает, Генри теряет надежду на будущее. Мир найти невозможно, война живет в душах людей, она — везде.

Похожие мотивы можно найти и у Вильяма Фолкнера («Солдатское вознаграждение») или у Джона Дос Пассоса («Три солдата») и многих других. Герой французского писателя Робера Мерля, сержант Жульен Майя («Викенд на берегу океана») тоже видит лишь бессмысленность войны: «…не существует войн справедливых, или войн священных, или войн за правое дело.

Кеана») тоже видит лишь бессмысленность войны: «…не существует войн справедливых, или войн священных, или войн за правое дело. Война абсурдна по самой своей сущности». Этот человек по своим моральным принципам не признает любого убийства и не может извинить себе за то, что вынужден был убить даже тех, кто целиком заслуживал смерть. Свой поступок, который кто-нибудь признал бы справедливым, Майя воспринимает как измену собственным ценностям, а его гибель в конце романа очень похожа на самоубийство. Кстати, роман «Викенд на берегу океана» был награжден Гонкуровской премией 1949 года.

Абсурдность войны именно как явления раскрывает и популярный американский писатель Курт Воннегут. В произведении «Бойня номер пять, или крестовый поход детей», что имеет подзаголовок «служебный танец со смертью», он не ограничивается традиционными реалистическими средствами — этот роман имеет внешние признаки фантастического жанра. Но странствования героя Билле Пилигрима во времени и пространстве и общение с инопланетянами на самом деле лишь художественный прием, который помогает читателю понять: настоящая проблема не в конкретике именно Второй мировой войны или разрушении Дрездена, вокруг которого оборачивается сюжет, причины лежат значительно глубже. Они вечные, но для того, чтобы понять их природу, или хотя бы ощутить всю сложность проблемы, надо иногда отрываться от стереотипов или личного отношения к тем или другим событиям и посмотреть на себя и на мир «с другой планеты». Тогда приоткрываются парадоксальные вещи — люди носят в себе войну не только после нее, она живет в их душах еще раньше, передаваясь от поколения к поколению, когда справедливые целые и славные победы воспевают в книжках или легендах, от которых «война будет казаться такой замечательной, что войны пойдут один за другим. А воевать пошлют детей…»

Это, наверное, и является истинным антивоенным пафосом — отыскать корни этого ужасного явления, и стараться сказать всем войнам, прошлым и будущим, твердое «нет».



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Антивоенный пафос в творчестве писателей XX века