Анализ стихотворения Цветаевой «Стенька Разин»

Среди лирики М. И. Цветаевой выделяется цикл «Стенька Ра­зин» (1917), стилизованный старорусский сказочно-былинный стиль. В отличие от многочисленных исповедей-монологов ли­рической героини это произведение имеет лиро-эпический сю­жет. В его основе лежат фольклорные исторические песни о Сте­пане Разине. Для М. И. Цветаевой важны не социальные корни личности героя, не его историческая роль — в центре внимания поэта оказывается история любви русского атамана к чернобровой княжне-персиянке. Композиционно произведение распадается на три

неравно­великие части. Первая из них представляет собой своеобразную экспозицию. Под покровом заступницы-ночи с полоненной персиянкой «отдыхает бешеный атаман». Эпитет «бешеный» как нельзя метко определяет исполненный безудержной удали характер героя. Сопровождающий любовную сцену необычный звуковой образ — «соловьиный гром», а также эпитет «жар­кий» («с своей княжною из жарких стран», «над жарким его шатром») символизирует разгар любовных утех. Интересно, что ночь в раннем творчестве М. И. Цветаевой осмысливается в русле традиционной романтической симво­лики. Это особое время, когда
душа погружается в стихию страстей и сердечных терзаний. Однако ночь представляется авторскому лирическому сознанию не только как царство любви и поэзии, но и как оплот сатанинских сил, что усилива­ет в стихотворении мотив греховного искушения.

Примечательно, что в дальнейшем в творчестве М. И. Цве­таевой наметится существенное изменение в использовании образа ночи. С 1920-х годов символика ночи утрачивает ро­мантическую окраску. Ночь становится эквивалентом судьбы и смерти (как физической, так и духовной). Вторая часть стихотворения также открывается спокойной на первый взгляд, картиной. Настораживает лишь зловещая тишина, окружающая героев: И не видно звезд, и не слышно волн, — Только весла да темь кромешная! Как мы уже упоминали, звезда — традиционный поэтиче­ский символ надежды и веры. Отсутствие звезд — своеобраз­ный символический недобрый знак, возвещающий о пред­стоящей трагедии. Затем образ романтической ночи в данном стихотворении олицетворяется, персонифицируется. Она становится невольной свидетельницей разговора героев, в котором Стенька называет персиянку жемчужинкой. Жемчужинка, как известно, похожа на слезинку. Данный образ традиционно используется в поэзии как символ печали. В стихотворении он повторяется в заключитель­ной части произведения, наполненный именно этим смыслом. Центральный образ второй части — фигура самого атама­на. Быстрая смена настроений разоблачает коварство Степана. «Я твой вечный раб», — восклицает он ночью, обращаясь к девушке.

Утром романтические чары персиянки ослабевают, и подстрекаемый казачками, атаман бросает персиянку в пучину вод. Смертный грех вечным, несмываемым грузом падет на его душу. Степан изображен в сильном гневе. Выразителен портрет героя, состоящий из ярких психологических деталей («рот закушен в кровь», «ходит атаманова крутая бровь», «по­белел Степан — аж до самых губ»). Благодаря экспрессивным синтаксическим конструкциям традиционные черты романти­ческого героя в портрете Степана начинают выполнять инди­видуализирующую функцию. Интересно сравнение атамана с грозным дубом («И стоит Степан — ровно грозный дуб»). Оно не только оттеняет упря­мую, несокрушимую силу характера героя, дерево в мифоло­гии символизирует мотив жертвенности. Расправляясь в угоду своим соратникам с прекрасной пленницей, Степан приносит в жертву как персиянку, так и свою душу. В третьей части возникает традиционный для русской ро­мантической поэзии мотив сна. Ее центральный поэтический образ — полоненная персияночка. Он создается при помощи повтора ряда деталей из первой и второй частей, но детали эти переосмысливаются, словно отражаясь в стеклянном пологе, под которым понимается водная гладь. Так, жемчуг — в нача­ле произведения деталь, символизирующая красоту, оборачи­вается трагическим символом горя. Поэтичный зрительный образ жемчужинок на нитке подкрепляется звуковым образом звона капающих слезинок: И снится Разину — звон: Ровно капельки серебряные каплют. Лихая удаль атамана на деле оборачивается бессердечно­стью. Очерствевшее сердце героя превращается в стеклянный осколок. Тема греха, заявленная уже в начале произведения («И уносит в ночь атаманов челн Персиянскую душу греш­ную»), перерастает в тему возмездия. Я приду к тебе, дружочек, За другим башмачком, — восклицает мертвая персиянка со дна речного.

Интересно представлено осмысление совершенного зло­деяния с точки зрения религии. Примечательно, что конфликт атамана со своими казаками первоначально возникает на ре­лигиозной почве: Належался с басурманскою собакою! Вишь, глаза-то у красавицы наплаканы! Затем сам атаман, утопив персидскую княжну, называет своих сподвижников «нехристями». Этот кульминационный момент произведения динамичен. Могучий, словно дуб, он вдруг пошатнулся, почувствовав себя словно опьяненным гне­вом. В финале же загубленная персиянка неожиданно пред­стает в образе божьей матери: И снится лицо одно — Забытое, чернобровое. Сидит, словно божья мать, Да жемчуг на нитку нижет. Потерянный красный башмачок погубленной Разиным княжны, скорее не знак ее страсти, а символ жертвенности. Поэтичен звуковой образ финала, имитирующий традиции женского восточного танца: И звенят-звенят, звенят-звенят запястья. Затонуло ты, Степаново счастье! Звуковое удвоение «Степаново счастье» гармонично завер­шает аллитерационный звуковой повтор. Персияночка словно протягивает к Степану руки, заманивая его на дно. Финал стихо­творения словно предвещает трагический конец самого Степана. Строго говоря, Степан Разин скорее не лирический герой стихотворения, а лирический образ-персонаж, удачно вопло­щающий идею русского национального характера, его несо­крушимый бунтарский дух и нереализованные богатейшие возможности.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)


Вы сейчас читаете сочинение Анализ стихотворения Цветаевой «Стенька Разин»