Акмеизм, его эстетичная и художественная своеобразность



Акмеизм – это направление, которое зародилось в русской поэзии в 1910 г. как альтернативный символизму в момент его кризиса. Это было время, когда “поэтическая молодежь уже четко сознавала, что дальше танцевать на ее символическом канате над пропастью вселенной не только рискованно, но и напрасно, поскольку зрители, которым надоели солнца и звезды из картона, налепленные на черном коленкоре символического неба, стали зевать и разбегаться. Прекратил свое существование журнал “Весы”, вокруг которого группировались наиболее значительные

представители этого направления.

Журнал “Аполлон”, что появился в настоящее время, приютил бывшим “веховцам”, хотя и не стал для них родительским домом. Не было единства и согласия среди представителей этого направления и во взглядах на дальнейшую судьбу символизма, на поэтическое творчество. Так, В. Брюсов считал поэзию лишь искусством, а В. Иванов усматривал в ней и религиозно-мистические функции.

Появление акмеизму обусловленное было также настоятельной потребностью времени. “Символизм родился в момент исторического упадка и духовной пустыни. Его миссия заключалась в том, чтобы восстановить

права духа, снова вдохнуть поэзию в мир, который забыл о ней. Акмеизм… появился в России навстречу большим испытанием XX столетие: 1914,1917, а для кое-кого и в 1937 году”, – считает Никита Струве.

20 октября 1911 г. было создано “Эхо поэтов” (не случайное и самое название, которое выразило отношение к поэзии как к ремеслу), что стал предтечей акмеизму. Основное ядро Цеха составляли М. С. Гумилев, А. А. Ахматова, О. Э. Мандельштам, В. И. Нарбут, М. А. Зенкевич. В октябре вышел первый номер журнала “Гиперборей” (“Ветер странствий”).

Первые обсуждения, связанные с возникновением нового литературного направления, начались в скором времени после создания Цеха. 18 февраля 1912 г. в редакции журнала “Аполлон” на очередном заседании “Академии” с докладами о символизме выступали В. Иванов и А. Белый. С возражениями, в которых провозглашалось обособление от символизма, выступили их оппоненты – М. Гумилев и С. Городецкий, которые заявили о создании литературной школы – акмеизму.

Акме – с греческого, что означает высшая степень чего-то, цвет, цветущую пору. Таким образом, акмеизм означал полное силы цветущей жизнь, апогей, высшее развитие, акмеиста – творца, первопроходца, который воспевает жизнь во всех его проявлениях… На щите у акмеистов было написано: ясность, простота, утверждение реальности жизни”.

В противоположность С, Городецкому (см. его доклад “Символизм и акмеизм”, 1912 г.) М. Гумилев считал, что акмеизм выходит из символизма и имеет с ним точки соприкосновения. В своей статье, опубликованной впервые в журнале “Аполлон” в 1913 г. “Наследие символизма и акмеизм”, М. Гумилев раскрывает общие черты и отличия между акмеизмом и символизмом. Он считает, что акмеизм должен стать достойным наследником направления, которое предшествовало ему, воспринять его достояния и ответить на поставленные им вопросы.

Определяющей чертой эстетичной концепции акмеистов стало возражение “обязательной мистики” символистов. “Я боюсь всякой мистики, – говорил Николай Степанович (Гумилев), – боюсь порываний в иные миры, так как не хочу выдавать читателю векселей, за которыми рассчитываться буду не я, а какая-то неизвестная сила” .

Но противовес символистам, акмеисты утверждали идеалы прекрасного, которые рождались из естетизации самой природы. Высочайшей красотой мира провозглашалась “свободная природа” и наслаждение ею. В атеистическом манифесте С. Городецкого “Некоторые течения в современной русской поэзии” пропагандируется “неразрывное единство земли и человека” и делается попытка привить искусству новое мировоззрение-акмеизм.

Идеалом человека акмеисты называют “первозданного Адама”, которого они хотели видеть жизнерадостным, непосредственным и мудрым. Отсюда у акмеистов смелость называть вещи своими именами, а также мужественный, трезвый взгляд на вещевой, материальный мир.

Слово было провозглашено единой художественной ценностью стиха, причем подчеркивалось значение его материальной стороны. Главное в слове – это его “сознательное содержание, Логос”, который не является составной частью содержания слова, а выступает в роли его формального компонента. Содержание слова было провозглашено его формой.

Главную особенность русского языка О. Мандельштам усматривал в потому, что это язык “еллинична”. Русскому языку не нужен и чужой символизм, поскольку самый язык уже символический за своей сутью и дарит поэту образы.

В умышленной символизации акмеисты видели причину гибели настоящей динамической природы языка. Поэтому они стремились семантичности простоты и ясности, “чистоты” словарного материала. Когда символисты сводили символ основного художественного принципа, то акмеисты использовали его как один из тропов. “Мы не согласны приносить в жертву ему других способов поэтического влияния и ищем их полной согласованности “. Стремясь простоты и ясности, ощущение материального мира, акмеисты прибегали к детальной зарисовке вещей и предметов, тому принцип детализации стал для них канонизированным художественным приемом.

Они возродили архитектурную стройность и завершенность композиции стиха. “Дух строительства, архитектурность – это признание пригодности вещей, реальности как такой (без соотношения с другой реальностью), это признание трехмерного измерения мира не как тюрьмы, не как бремени, а как Бог данного дворца”.

Материалом для построения, опорными элементами композиции становились слово, цвет, свет, колорит, пространство, линия, которое оказывало содействие картинности, декоративности стиля (Г. Иванов, Г. Адамович, В. Юнгер), использовались пластика, жест (М. Гумилев, О. Мандельштам).

Поэтому, чтобы искать и находить в себе мир, жить в миру с собой и миром, писать логически, быть понятным в высказывании, любить слово, быть мастерским зодчим, сдерживать хаос четкой формой, – оказывал содействие еще один принцип акмеистической поэтики – принцип кларицизму (прекрасной ясности), разработанный Г. Кузьминым.

Основным литературным родом акмеистов постоянная лирика. Создавались лирические миниатюры, зарисовки из натуры, этюды. Делается попытка возродить классические формы древнегреческой поэзии.

Адамович, Верховенский, Столица, Кузмин восстанавливают в своем творчестве буколистические жанры идиллии, пасторали, эклоги.

Поэзия акмеизму отмечалась повышенной склонностью к культурным ассоциациям, она вступала в перекличку с прошлыми литературными эпохами. “Тоска по мировой культуре”, – так определил позднее акмеизм О. Мандельштам. “Каждое направление ощущает влюбленность в тех или других творцов эпохи. И не случайно выразителям идей акмеизму “основаниями” его строения стали Шекспир, который показал “внутренний мир человека”, Рабле, что воспел “тело и его радости, мудрую физиологичность”, Виллон, который “поведал… о жизни”, и Теофиль Готье, который нашел для этой жизни “в искусстве достойные одежды безупречных форм”. Соединить в себе эти четыре момента – вот та мечта, которая соединяет между собой людей, которые так смело назвали себя акмеистами.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Акмеизм, его эстетичная и художественная своеобразность
?