Тварь я дрожащая или право имею кто сказал

Мы все глядим в наполеоны,
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно…
А. С. Пушкин

Каждый век в истории человечества связан с какой-то личностью, которая выразила свое время с наибольшей полнотой. Такую личность, такого человека называют великим, гением и тому подобными словами.

Век буржуазных революций давно уже связан в сознании читателей с феноменом Наполеона — маленького корсиканца с прядкой волос, упавшей на лоб. Он начинал с участия в великой революции, которая раскрыла его талант и таланты ему подобных, затем усушил эту революцию и под конец сам короновал себя.

Одни отождествляли его с гидрой революции, другие — с гидрой контрреволюции. И те и другие были правы.

Многие пытались ему подражать, для многих он был кумиром.

Герой Достоевского тоже подражает своему кумиру, Наполеону, но такому, каким тот был позже. Никакого стремления к революции «маленьких людей». Полный пренебрежения к ним, Родион Романович называет таких людей дрожащими тварями. Он трепещет от одного предположения, что может быть в чем-то похож на них — на нас с вами, иначе говоря. Трудно говорить о том, что на самом деле думает о жизни и человеке Раскольников, потому что он ни разу не высказал сам своих идей. На пересказы его статьи другими Родион замечает, что это не совсем то, что он писал, что это только похоже.

Однако кое от чего отставной студент не отрекается. По его мнению, каждый великий человек — преступник, ибо он нарушает и отменяет установленные до него законы. И если он не подчиняется законам и стоит над ними, то для него вообще нет никаких законов. По его мнению, великий человек вообще иначе устроен, чем «тварь дрожащая», и преступление свое Раскольников планирует именно как пробу, экзамен на сверхчеловека. Если после убийства старухи-процентщицы он не будет чувствовать угрызений совести, значит, он сверхчеловек, «право имеющий». Раскольников говорит что-то о благотворительности или даже о переустройстве общества, но его психологический «двойник» Свидригайлов — доказательство того, что супермен никогда не будет заботиться о людях, ибо он уже не человек. А сверх — или недо — — это уже все равно.

Автор наградил своего героя топором для убийства. Некоторые увидели в этом чуть ли не сравнение Раскольникова с крестьянским бунтом, с революцией. Но революция означает активность народа, а Раскольников отказывает «человеческому муравейнику» вообще в какой бы то ни было активности.

Имеет ли отдельный человек, homo sapiens, «право»? История давно уже дала нам ответ на этот вопрос. «Сверхлюди» и «высшие расы» всегда терпели в истории поражения. Как и Родион Романович Раскольников.

» Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет!…» — это пророчески предсказал замечательный русский поэт Ф. И. Тютчев в стихотворении, которое он посвятил памяти А. С. Пушкина. И это предсказание сбылось.

Стихи Пушкина это его поэтический дневник, исповедь, это его сокровеннейшие и искреннейшие признания. А мы читаем эти признания и познаем человеческую душу поэта. А через познание идем к очищению и своей души, потому что в памяти нашей великий поэт вспоминается как эталон нравственности, которая заключает в себе самое лучшее, что есть в людях: стремление к добру, правде, справедливости.
И лучшим доказательством, являются его стихи. Наверное, невозможно представить полный образ Пушкина — поэта без его детских лицейских стихотворений, потому что без них нарушается целостность пути поэта. И прежде всего без его, «Воспоминания в Царском Селе», первый серьезный «державинский» экзамен. И он выдержал его, впервые заявив о себе, как о будущем великом поэте. Я читаю воспоминания это встрече учителя и ученика и будто зримо вижу эту сцену: «Голос был звонкий, прерывчатый, гибкий, словно какую-то птицу занесло сюда ветром… Так никто не читал стихов…Так только музыканты играли». А Державин… Он слушал воспоминания этого птенца, которому еще нечего было вспоминать, но который вспомнил все за него в этом саду: и старые победы и новые… Когда Александр кончил, только некоторые смотрели на него: большая часть смотрела на Державина». А старик… «…лицо его было в бессмысленном старом восторге. Слезы текли по его морщинистому грубому лицу». Незабываемые страницы биографии поэта.

Но недолго в Пушкинской поэзии будет звучать, «державинская», нота величавой торжественности.

Еще в лицейские годы в Пушкине проявилось вольнолюбие, которое с еще большей силой заговорило Пушкине после лицея. И первым значительным стихотворением, в котором поэт постоянно сочетает два понятия: «вольность» и «закон» станет ода «Вольность». Написанная в традиции радищевской оды, она воспринималась, как призыв сочетать с «вольностью святой» твердое следование справедливым законам. Вольность — не своеволие:

И днесь учитесь, о цари:
Ни наказанья, ни награды,
Ни кров темниц, ни алтари
Неверные для вас ограды,
Склонитесь первые главой
Под сень надежною Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой.

А вот другое, написанное Пушкиным после того, как он побывал в Михайловском. Тяжелое положение крепостных крестьян, обездоленных, лишенных всяких человеческих прав, произвело на Пушкина самое гнетущее впечатление. И поэт напишет свои гневные строки в стихотворении «Деревня».

…Мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих ни и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежсова убийственный позор
Не, видя, слез, не внемля стана
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона
Присвоило себе насильственно и лозой
И труд, и собственность, и время земледельца…

Читаешь и чувствуешь, что все увиденное — все это пережито поэтом, прошло через него душа. И ликующий голос поэта в первой части стихотворение переходит в резкое, гневное обличение во второй его части. И уже не читаешь, слышишь интонационные ноты звучания его.

Картина деревенской жизни навевает поэта на глубокие раздумья: на фоне этого деревенского уединения, настоящей поэзии сельского быта, поэт хотел бы видеть иную жизнь. «Пустынный уголок» дорог поэту как «приют спокойствия, трудов и вдохновенья». Он видит здесь:

…Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада…

Свои гражданские чувства высказывает поэт и в дружеском послании «К Чаадаеву». Особенно тепло и задушевно звучат слова послания, потому что написаны они в форме глубоко личного признания:

…Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты верного свиданья.

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Тварь я дрожащая или право имею кто сказал
?