Тема покаяния в поэме Твардовского По праву памяти


Сам А. Т. Твардовский не считал, что стихи, составляющие поэму “По праву памяти”, – это самостоятельное произведение; он писал их как продолжение к поэме “За далью – даль”. При жизни поэта эти стихи, конечно, не могли быть опубликованы, хотя сам А. Т. Твардовский незадолго до смерти подготовил их к печати. В конце 60-х годов в общественно-политической жизни страны усилились негативные тенденции, наступило то, что позже получило емкое название – “застой”. Даже та полугласность, которая была возможна во времена хрущевской “оттепели”, сошла на нет. И потому стихам Твардовского о сталинизме “настал свой черед” только в конце 80-х, во времена подлинной гласности.

Поэма “По праву памяти” итоговое произведение А. Т. Твардовского, это его раздумья о прожитой жизни – и своей, и страны.

Он возвращается к минувшим событиям и судит их как человек и гражданин – по праву памяти. Память не лжет, память высветляет людей и события в их истинном виде, память свободна от ошибок сиюминутности.

Композиционно поэма делится на три части. Первая часть называется “Перед отлетом” и рисует юность поэта. Деревенский паренек мечтает покинуть свое захолустье, променять его “на целый белый свет”. Сам Твардовский и его современники мечтали “дорваться вдруг до всех наук”, им грезились большие дела, грандиозные открытия, жизнь интересная и увлекательная. Впереди виделось только счастье, которым обязательно должны быть вознаграждены молодой энтузиазм и творческий порыв.

В то же время у людей поколения 20-30-х годов было ощущение, что, страна находится в кольце врагов, что со всех сторон молодой Советской республике угрожают вражеские силы. И потому молодое поколение было готово “к походу”, в котором за победу нужно было “и жизнь отдать”.

Эта юношеская смесь ожидания счастья и готовности пожертвовать собой во имя Родины составляет пафос первой части поэмы. Все это было “жизнь тому назад”, и на закате дней поэт вспоминает себя прежнего со светлой грустью.

Вторая часть имеет совсем другую тональность, которая определяется уже названием – “Сын за отца не отвечает”. Здесь зловещим призраком оживают воспоминания о сталинских репрессиях. Сам Твардовский всю жизнь носил на себе клеймо “кулацкого не сына, а сынка”, и в молодости он даже скрывал свое происхождение. Теперь, в конце жизни, поэт размышляет, как могло случиться, что целое поколение уже от рождения ощущало себя виновным в том, за что отвечать никак не могло. Государство считало опасными “младенцев вражеских кровей”. Звание “сын врага народа” перечеркивало всю судьбу и даже жизнь человека. С каждым годом таких людей становилось все больше, “и все, казалось, не хватало стране клейменых сыновей”.

Когда чаша людского гнева переполнилась, партия и ее рулевой делали крутой вираже: появлялись статьи вроде “Головокружения от успехов” или формулировки типа “Сын за отца не отвечает”. Но после того как сотни тысяч людей, получив зловещее прозвище ЧСИР – член семьи изменника Родины, были безвинно сосланы или брошены в тюрьмы, эта фальшивая фраза вождя никому реально не могла помочь.

Несправедливость и жестокость были возведены в ранг государственной политики, при которой репрессиям и насильственной депортации были подвергнуты целые народы. Поразительнее всего, что, несмотря на происходящее, многие люди сохраняли наивную любовь, даже благоговение по отношению к “отцу народов”. Пропагандистская машина работала так дьявольски искусно, что люди забыли вековые нравственные правила. Донос на близкого человека, публичное отречение от отца, обвиненного по 58-й статье, – все это считалось (и многими – искренне!) гражданской доблестью. Именем Сталина оправдывались страшные преступления:

И душу чувствами людскими

Не отягчай, себя щадя.

И лжесвидетельствуй во имя,

И зверствуй именем вождя.

Прошли годы, стали отцами дети тех страшных лет, и теперь они в ответе за “всеобщего отца”.

Заключительная часть поэмы называется “О памяти”. От имени своего поколения, от имени тех, кто стал “лагерной пылью”, поэт судит прошлое. Он гневно обвиняет Сталина в бесчеловечной жестокости и задается вопросом: как же могло случиться, что истинное лицо “отца народов” было неведомо людям? Ответ А. Т. Твардовского вполне в духе своего времени. Ему кажется, что все дело “в лукавой подмене”, в том, что имена Ленина и Сталина были “грубо сдвоены”, что Сталина считали продолжателем ленинского дела, в то время как он им никогда не был. Сталин грубо исказил ленинские идеи, и задача состоит в том, чтобы вернуться к ленинским нормам партийной и общественной жизни.

Сегодня новые факты, документальные свидетельства изменили наше представление и о Ленине. Конечно, он не был кровавым диктатором, как Сталин, но многие злодеяния сталинского режима связаны с ленинскими идеями, например с идеей об усилении классовой борьбы в ходе строительства социализма. Но мы не можем обвинять А. Т. Твардовского в его видении истории, потому что каждый человек, даже большой художник, ограничен в своих взглядах рамками времени.

Разоблачение сталинизма, даже такое яркое, исполненное большой художественной силы, сегодня уже не кажется откровением. Но поэма “По праву памяти” все-таки вызывает благодарные читательские чувства, потому что в ней живое, правдивое и выстраданное слово большого художника о своей эпохе.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение Тема покаяния в поэме Твардовского По праву памяти
?