Сочинение по картине Врубеля «Девочка на фоне персидского ковра»

На картине изображена дочь владельца ссудной кассы в Киеве, однако здесь нет никакой склонности к индивидуализирующей характерности и портретному психологизму. Если по поводу композиции с такой глубоко серьезной темой, как Христос в Гефсиманском саду, Врубель мог говорить о ‘легкой слащаватости’ сюжета, то в этом смысле Девочка на фоне персидского ковра прямо-таки ‘рахат-лукум и розовая вода’, как выражался Томас Манн, имея в виду цветистость и душистость восточной поэзии. Но этот признак салонной эстетики с ее императивом ‘сделайте мне красиво’ определяет постановку, мотив: под красиво ниспадающими в виде балдахина складками узорного ковра красивая девочка в красивом восточном наряде, обвитая платками с кистями и расписным узором, ‘жемчуга огрузили шею’, пальцы унизаны перстнями. Но — слишком много красоты, угнетающе много: вся мизансцена исподволь поворачивается в сторону траурных ассоциаций. Девочка похожа на одну из тех жен, которых отправляли вослед умершему владыке, перед тем обряжая со всевозможной роскошью, так что сама эта роскошь становится знаком готовности к жертвоприношению.

Бессильно упавшие руки многозначительно, крест-накрест положены ладонями на розу и кинжал — традиционные эмблемы любви и смерти. Но не эта подсказка говорящих атрибутов, и не только обреченно-скорбное лицо — в сгущении этих ассоциаций участвует сама живопись, и главным образом живопись. В ней впервые Врубель нашел свою колористическую тему и красочный тембр: выдержанное на всем пространстве холста в низком регистре звучание густых сумрачных тонов со сдвигом в холодную часть спектра — поистине уникальное явление в колористических гармониях русской живописи. Здесь претворены впечатления от венецианской живописи раннего Возрождения, увиденной сквозь мерцание византийских мозаик. Это ‘живописнее событие’ и образует сюжет полотна. Не живопись аккомпанирует настроению лица, дополняет его, а лицо дополняет, ‘рассказывает’ то, что уже сказалось в колористическом строе живописи. Это не взгрустнувшая ‘младая дева’, а сама Печаль — персонификация того духа, которым сотворена и которым проникнута сама живописная материя картины. В сущности, такими персонификациями будут потом и женская фигурка в картине Сирень. и гадалка в одноименной картине, да и оба Демона в картинах 1890 и 1902 годов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Сочинение по картине Врубеля «Девочка на фоне персидского ковра»
?