Проблема счастья в поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”

Вопрос о счастье является основной проблемой поэмы Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо” и определяет ее сюжет и композицию.
Работу над поэмой Некрасов начал вскоре после крестьянской реформы, поэтому в ней отразились последствия отмены крепостного права, всеобщего кризиса, во время которого “порвалась цепь великая”. Так центральным в поэме оказывается вопрос о “пореформенном” счастье, тесно связанный с социально-политической проблематикой произведения.
Уже само название поэмы говорит о заявленной проблеме, настраивает на поиск того, кому “живется весело, вольготно на Руси”. Искателями счастливого становятся крестьяне – “семь временнообязанных”, чей собирательный образ проходит через всю поэму. Знаменательно, что мужики сходятся “на столбовой дороженьке”: их путь, “дело спорное” становятся композиционным стержнем поэмы.
Начиная работу над своим произведением, Некрасов писал: “Это будет эпопея современной крестьянской жизни”. Эпической широтой замысла объясняется многообразие типов, характеров, а также различных представлений о счастье, отраженных в поэме.
Встреченный мужиками поп, которому, по их мнению, “живется счастливо”:
Дворяне колокольные –
Попы живут по-княжески, –
разубеждает крестьян, подробно рассказывая, “каков попу. покой, богатство, честь”.
Помещик Оболт-Оболдуев, с которым разговаривают ” искатели счастливого “, жалуется:
Коптил я небо божее,
Носил ливрею царскую,
Сорил казну народную
И думал век так жить.
И вдруг.
Наоборот, в главе “Счастливые” рассказывать крестьянам о своем счастье приходят те, среди которых странники никогда бы не подумали искать счастливого. Солдат с медалями счастлив потому, что нещадно бит палками, “ахоть пощупай – жив”, надорвавшийся Трифон, который “снес по крайности четырнадцать пудов”, – что “добрел на родину”. Контрастом к их “мужицкому счастью” изображено счастье “лакейское” – быть “любимым рабом”, стоять за стулом “у светлейшего У князя Переметьева”.
Так в поэме поднимается тема ложного, “холопского” и истинного представления о счастье, связанного с трепетным отношением Некрасова к народу: признавая в народе совестливость и стремление к правде, автор не терпел пассивности, народной “привычки к рабству”. Авторское презрение к холопу князя Переметьева проявляется и в сюжетном повороте: лакей, пьяный, “попадается в воровстве”.
В главе “Последыш” тоже, казалось бы, представлено “ложное счастье” крестьян, которые добровольно разыгрывают из себя крепостных князя Утятина. Не все мужики сразу соглашаются на подобный “спектакль”, бурмистр Влас говорит:
И так я на веку,
У притолок стоячи
Помаялся пред барином
Досыта! /> Однако крестьяне имеют цель – получить “наемные луга”, поэтому “спектакль” становится путем к достижению счастья. Принцип контраста в изображении народа сохранен и в ” Последыше”. отличаются друг от друга два бурмистра (Влас – “угрюм”, а у Клима – “совесть глиняна, бородища Минина”). Еще более разительный контраст между Ипатом, “князей Утятиных холопом”, и Агапом Петровичем, который не вытерпел притворства и умер, потому что “головка непоклончива”.
Помимо вопроса о “ложном” и “истинном” представлении о счастье, в поэме ставится вопрос о женском счастье. Странники решают:
Не все между мужчинами
Отыскивать счастливого,
Пощупаем-ка баб!
Образу Матрены Тимофеевны Корчагиной, которую советуют спросить мужикам, посвящена отдельная глава, “поэма в поэме” – “Крестьянка”. В этой главе показана почти вся жизнь Матрены Тимофеевны, развитие ее характера. Стихия фольклора, народных песен, обрядов (“И волюшка скатилася С девичьей головы”) позволяет говорить об образе “крестьянки” как о символе всей русской нации: вопрос о женском счастье оказывается тесно связан с вопросом о счастье России вообще.
Счастье Матрена Тимофеевна находит в материнстве:
Всю силу, Богом данную,
В работу полагаю я,
Всю в деточек любовь!
Одновременно это счастье оборачивается огромной бедой: погибает Демушка, за Федота она сама “ложится под розги”. Помощь губернаторши, из-за которой Матрену Тимофеевну “ославили счастливицей”, была едва ли не единственным чудом в ее жизни.
Таким образом, эта крестьянка не называет себя счастливой и верит, что:
Ключи от счастья женского
Заброшены, потеряны
У Бога самого!
В главе “Крестьянка”, помимо образа Матрены Тимофеевны, появляется еще один важный образ – образ Савелия, “богатыря святорусского”. Савелий воплощает в себе представление о силе русского народа, является крестьянином-бунтарем (убийство Фогеля выражает его стихийный протест). “Клейменый, да не раб!” – говорит он о себе.
По свидетельству современников, вначале Некрасов полагал на вопрос: “кому живется весело, вольготно на Руси”, – ответить: “пьяному”. Во время работы над поэмой тема счастливого постепенно менялась, уходила на второй план (например, в главе “Пир на весь мир” вопрос о счастье затрагивается косвенно). Образ Гриши Доброеклонова можно считать одним из вариантов решения проблемы счастья: счастье для всех, не для себя, любовь к “Руси загадочной”. Все же поэма “Кому на Руси жить хорошо” не дает ответа на этот вопрос, и глобальная философская проблема о народном счастье остается неразрешенной.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 2.00 из 5)
Loading...
Вы сейчас читаете сочинение Проблема счастья в поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”
?