“Мой город, мой дом” сочинение

Я армянка, родилась в Ереване, но обстоятельства сложились так, что моя семья вынуждена была уехать из Армении, поэтому с двух лет, то есть всю сознательную жизнь, я прожила в Самаре, в небольшом поселке с названием “Управленческий”.

Еще в 1937 году в этом месте развернулись подготовительные работы к строительству Куйбышевского гидроузла. Здесь, в районе Коптева оврага, предполагалось перегородить Волгу гигантской плотиной, а в поселке должно было разместиться управление Куйбышевгидростроя. После Великой Отечественной войны выбрали новую площадку для строительства – на 50 километров выше по Волге.

Управление строительными работами обосновалось в Ставрополе, а название нашего поселка так и осталось.

Горы, на которых расположен Управленческий, называются Сокольими. Отсюда, на мой взгляд, открывается самый живописный вид на Жигулевские ворота. Я люблю наш поселок, Волгу, а Жигулевские горы напоминают мне о моей родной Армении, об Арарате, вершины которого видны с любого места в Ереване. Конечно, они совсем разные, эти горы. Но когда видишь их, душа невольно замирает и рождаются слова: величественность, незыблемость, вечность. Мне трудно решить, что же я люблю больше: знойную, яркую, разноцветную, как лоскутное одеяло, Армению или Россию – с ее неброской, тихой красотой.

И тема сочинения “Мой дом. Мой город. Моя страна” явилась поводом к размышлениям: где моя истинная родина; как мне живется в России; что я, ученица десятого класса, могу сделать, чтобы жизнь моя и окружающих меня людей была счастливее?

Мой дом. Утро начинается с того, что мы с братом собираемся в школу, мама хлопочет на кухне, папе предстоит очередной нелегкий длинный рабочий день. Мой папа – директор хлебопекарни. Когда мы приехали из Армении, на его плечи легли все заботы о семье: нужно было искать работу, привыкать. В Армении говорят: “Труд горы сравнивает”. И папа взялся за дело: он обустроил небольшую пекарню. Необходимо заметить, что сначала люди в нашем поселке относились недоверчиво к “армянскому хлебу”. Были даже такие, кто говорил, что “армянский хлеб – отравленный”. Нам было обидно. Но прошло время, и сейчас наши калачи, батоны, лаваши, булочки – нарасхват. Ведь хлеб у нас душистый, всегда свежий, выпекают его с любовью. Вот и сейчас мы с братом идем в школу мимо хлебопекарни, а оттуда так вкусно пахнет свежим хлебом!

Папу все знают в нашем районе. Сколько раз он помогал дому престарелых, детскому дому, школам! В кабинете у него хранятся благодарственные письма от самых разных людей и организаций. И в нашей школе ни один праздник не обходится без свежей вкусной выпечки, – будь то Новый год или День науки.

Но вот и наша школа. Это старинное здание, ведь школе уже 65 лет. Здесь есть спортзал, его когда-то построили ученики, актовый зал, где мне нередко приходится выступать, музей, компьютерные классы. Но, самое главное, в школе у меня много друзей. Среди них есть и русские, и армяне, и татары, и грузины. Мы редко вспоминаем, кто из нас какой национальности, пожалуй, только в праздник, посвященный народам Поволжья. Вот тогда каждый старается “не ударить в грязь лицом”: представить свой народ с самой лучшей стороны.

Мамы готовят национальные блюда, папы собирают предметы быта, чтобы устроить выставку, дети готовятся к выступлениям. И все заканчивается общим “пиром” и большим концертом, где звучат русские, армянские, мордовские,...

татарские, грузинские мелодии. Народу в нашем небольшом актовом зале набирается столько, что “яблоку негде упасть”. Нам весело вместе. Я люблю свою школу, люблю учиться. Думаю, что могу сказать о школе – это тоже мой дом.

Когда я возвращаюсь из школы, меня встречает мама. Мамочка, мама-джан. Мне кажется, что на всех языках мира это слово звучит одинаково нежно. Кто еще на свете так улыбнется, приголубит, поймет, пожалеет, ободрит, когда взгрустнется? Тепло, уют, настроение нашего дома – это заслуга нашей мамы. Я люблю слушать ее рассказы об Армении, об обычаях армян, о моих бабушке и дедушке, живущих в Ереване.

У армянского народа есть святые понятия: уважение к старшим, гостеприимство, дружба. Живя в России, я вижу, что русские люди сострадательны, отзывчивы, трудолюбивы. Я думаю, что если бы люди разных национальностей перенимали друг у друга только хорошее, то в мире было бы меньше зла, насилия, раздоров.

Вот опять я иду по улице моего поселка, тороплюсь на занятия в драматическую студию. У меня в жизни есть цель: я хочу быть актрисой. На мой взгляд, эта профессия – служение людям. В своих мечтах я представляю, как стою на сцене, сотни глаз устремлены на меня, и, может быть, моя игра сделает в эти минуты кого-нибудь счастливее, подарит надежду, радость. Мне кажется, что мой папа, помогающий старым, обездоленным, может понять меня.

День клонится к вечеру. Я не спешу, возвращаясь домой. Осень. В российской осени есть немного щемящей грусти. Но это светлая грусть, без нее невозможна любовь. Прозрачны дали. Все замерло в природе для того, кажется, чтобы собраться с мыслями. Я вспоминаю, как мы с мамой летом плыли на трамвайчике по Волге. Как красива Самара! Сколько зелени, множество новых зданий и купола, купола.

Меня крестили в Армении, когда мне было шесть лет, в эчмиадзинском кафедральном соборе, основанном в начале IV века. Это один из древнейших памятников раннехристианского времени, который и поныне является главным храмом Армении. Каждое воскресенье мы с мамой ходим в маленькую православную церковь, которая находится недалеко от нашего дома. Когда я следую мыслью за словами батюшки Ильи, мне кажется, что душа моя настраивается на что-то высокое, все мне становится легко, и евангельские заповеди исполнимы.

И опять в своих воспоминаниях я обращаюсь к лету. Волга. Я медленно иду по берегу, любуясь своим отражением в синей воде. Годы, небо, тишина, покой. Таково состояние природы. Таково и состояние души человека. В такие минуты особенно остро чувствуешь, что живешь, что ты – частица этой Земли.

Я часто думаю: почему мы, живущие на Земле, не замечаем этой гармонии? Почему жизнь человеческая бывает так трагична? Летом в Ереване я побывала в Матенадаране – хранилище средневековых рукописей. Там на полках рядом с “Книгой скорбных песнопений” Григора Нарекаци стоят древние рукописи на еврейском, древнеиндийском, древнерусском языках. Соседствуя друг с другом, они как бы говорят нам, что язык общения людей – это язык любви и дружбы. Я надеюсь, что люди когда-нибудь поймут это.

Дома, засыпая, я перебираю в памяти события прошедшего дня и думаю, что я очень счастливый человек. У меня есть моя родная любимая Армения, но и Россия стала для меня Родиной. Здесь мой дом, моя семья, моя школа, мои друзья.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...
Вы сейчас читаете сочинение “Мой город, мой дом” сочинение
?