“Медный всадник” образ Петра


Образ Петра дается в поэме Пушкина “Медный всадник” дважды: во вступлении и во второй части поэмы. В первом случае он реальное лицо, во втором – “кумир на бронзовом коне”, “Медный Всадник”.

Петр во вступлении к поэме изображен как великий государственный деятель, который, завоевав в войне со шведами берега Финского залива, правильно учел всю важность постройки в устье Невы новой столицы государства. Этого требовали и военно-политические цели (“Отсель грозить мы будем швецу”), и задачи европеизации России, борьбы с ее отсталостью (“Природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно”), и торговые, экономические соображения, диктующие необходимость выхода к морю морского пути в чужеземные страны (“Сюда по новым им волнам все флаги в гости будут к нам”).

Основанием Петербурга на невских берегах Петр творил величайшей важности государственное дело, обнаружил гениальное предвидение. Прошло сто лет, и юный град. Из тьмы лесов, из топи блат Полнощных стран краса и диво. Вознесся пышно, горделиво…

Описывая далее красоту и блеск столицы, Пушкин поет настоящий гимн Петербургу, который цветущим своим состоянием оправдывает великую преобразовательную деятельность Петра, наглядно раскрывает все великое значение петровских реформ, начавших новый период в истории России.

Акт исторической необходимости, основание

Петербурга, объяснен в поэме, выражаясь словами Пушкина, сказанными им о “государственных учреждениях” Петра, как “плод ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости” (“Вражду и плен старинный свой пусть волны финские забудут”).

Но Петр был в то же время и первым представителем той деспотической абсолютной монархии, которая в лице Николая I достигли своего наивысшего развития, отчетливо обнаружив противоречие своих интересов интересам демократических масс.

Олицетворением абсолютной монархии во всей ее мощи и является Петр во второй части поэмы – “кумир на бронзовом коне”. Он не живой
человек, наделенный конкретными человеческими качествами, а воплощение идеи дворянской государственности. Он “мощный властели
судьбы”, “державец полумира”, олицетворение государственной силы

В “Медном всаднике” Петр показан в обстановке мирного государственного строительства. Он изображается в поэме в два исторических момента, разделенных целым столетием. В начале поэмы мы видим Петра как реальную историческую фигуру, как царя-строителя, размышляющего на берегу Финского залива об основании новой столицы:

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел.
Отсель грозить мы будем шведу.
Здесь б удет город эвлохен
Назло надменному соседу.
Природй здесь нам суждено
И думал он: В Европу прорубить окно…

Основание Петербурга рассматривается в поэме как акт исторической необходимости, обусловленный и военно-политическими задачами России, и ее географическим положением. Гениальное предвидение Петра оправдалось: Петербург действительно стал для России “окном в Европу”. Цветущее состояние столицы через сто лет после ее основания явилось лучшим оправданием замыслов Петра.

Во второй части поэмы Петр дан в образе “Медного Всадника”, “кумира на бронзовом коне”, гордо возвышающегося над возмущенной Невой в дни страшного наводнения в Петербурге в 1824 году. Памятник Петру – символический образ деятельности царя-реформатора.
О мощный властелин судьбы! На высоте, уздой железной
Не так ли ты над самой бездной, Россию поднял на дыбы? –
восклицает Пушкин.

Вся поэма проникнута горячим сочувствием к Петру и его делу и является, по меткому замечанию Белинского, настоящей “апофеозой Петра”.

Поэт с восторженным изумлением останавливается перед его гигантским образом, нашедшим себе воплощение в фальконетовском памятнике.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5.00 из 5)
Loading...


Вы сейчас читаете сочинение “Медный всадник” образ Петра
?