Лирика Блока

Трагическое предощущение «неслыханных перемен, невиданных мятежей» пронизывает все творчество Александра Блока, от первых, еще туманных стихов о сказочной птице Гамаюн, которая «вещает казней ряд кровавых, и трус, и голод, и пожар», до последних его поэм «Скифы» и «Двенадцать». Смятение поэта перед мрачной «тенью Люциферова крыла» отразилось и в «камерной» любовной лирике. Недаром печальной тенью пройдет через нее бедная Офелия, не выдержавшая жестокого испытания жизнью.

Размышляя о любовной лирике древнеримского поэта Катулла, Блок писал: «. личная страсть Катулла, как страсть всякого поэта, была насыщена духом эпохи; ее судьба, ее ритмы, ее размеры, так же, как ритм и размеры стихов поэта, были внушены ему его временем; ибо в поэтическом ощущении мира нет разрыва между личным и общим; чем более чуток поэт, тем неразрывнее ощущает он «свое» и «не свое «; поэтому в эпохи бурь и тревог нежнейшие и интимнейшие стремления души поэта также переполняются бурей и тревогой».

Лирика Блока почти вся циклична, то есть организована в композиционно завершенные конструкции. Но это вовсе не похоже на естественную цикличность, например, лирики Тютчева, которая складывалась под влиянием жизни, никак не предусмотренной и не подготовленной заранее автором.

Лирика Блока — это не только отражение событий, но и опережение событий, это — книга, строя которую, поэт словно бы пересоздавал собственную душу, самого себя. Может быть, именно в этом и таится секрет той загадочности Блока, о которой писал в свое время Ю. Тынянов: «Как человек он остается загадкой для широкого литературного Петрограда, не говоря уже о всей России. Но во всей России знают Блока, как человека, твердо верят определенности его образа, и если случится кому видеть хоть раз его портрет, то уже чувствуется непреложное с ним родство». 23 декабря 1913 года поэт записал в дневнике: «Совесть как мучит! Господи, дай силы, помоги мне!» Это восклицание — ключ ко всей поэзии Блока. Совесть была нравственно-этическим и эстетическим определяющим фактором его творчества. Без нее не понять и любовной лирики Блока.

В любовной лирике отчетливо отразились моменты его нравственно-идейного развития: юношеские стихи, напоминающие раннего Лермонтова; затем период «Прекрасной Дамы» с его мистическим идеализмом, угар увлечений «Снежной Маской» и «Кармен «; и, наконец, возрождение любви настоящей, которое приходит к поэту вместе с обретением России. Не случайно, в этот период неотличимо сливаются стихи, написанные о своем интимном чувстве, и стихи о России, которую сам поэт называет Женой: «О Русь моя! Жена моя! «

Первую книгу своих стихов Александр Блок назвал «Ante lucem» ( «Перед светом «)

Пусть светит месяц — ночь темна. Пусть жизнь приносит людям счастье,- В моей душе любви весна Не сменит бурного ненастья. Ночь распростерлась надо мной И отвечает мертвым взглядом На тусклый взор души больной, Облитой острым, сладким ядом. И тщетно, страсти затая, В холодной мгле передрассветной Среди толпы блуждаю я С одной лишь думою заветной: Пусть светит месяц — ночь темна. Пусть жизнь приносит людям счастье.- В моей душе любви весна Не сменит бурного ненастья.

Усталый от дневных блужданий Уйду порой от суеты Воспомнить язвы тех страданий, Встревожить прежние мечты. Когда б я мог дохнуть ей в душу Весенним счастьем в зимний день! О, нет, зачем, зачем разрушу Ее младенческую лень? Довольно мне нестись душою К ее небесным высотам, Где счастье брезжит нам порою, Но предназначено — не нам.

Это стихи, конечно, очень юного человека, которому хочется казаться уже пожившим, перестрадавшим. Они напоминают раннюю лирику Лермонтова с ее бурями и страданиями. Но если у Лермонтова страдания были невымышленными, то для Блока они во многом еще книжного происхождения, хотя в самом интересе к ним ощущается душа, предрасположенная к страданию, которая непременно узнает его. Однако вскоре Лермонтова как поэтический ориентир сменяет А. Фет:

Дышит утро в окошко твое, Вдохновенное сердце мое, Пролетают забытые сны, Воскресают виденья весны, И на розовом облаке грез В вышине чью-то душу пронес Молодой, народившийся бог. Покидай же тлетворный чертог, Улетай в бесконечную высь, За крылатым виденьем гонись, Утро знает стремленье твое, Вдохновенное сердце мое!


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Лирика Блока
?