Краткое содержание «Живой»

В первую очередь Корней Иванович Чуковский известен как автор детских стихов о Мойдодыре и летающих стульях. Но также писатель был литературоведом и ратовал за сохранение живого, яркого русского языка. Посвященная этому вопросу книга «Живой как жизнь» (впервые изданная в 1962г.) стала классикой. О ее содержании мы сегодня и поговорим.

Глава первая: «Старое и новое»

Рассказом о знаменитом юристе и академике Анатолии Кони открывается первая глава «Живой как жизнь» (Чуковский), краткое содержание которой мы сейчас разберем. Анатолий Федорович слыл человеком очень большой доброты. Но только до того момента, как слышал несуразную русскую речь. Тут его гневу не было предела, хотя часто собеседник в самом деле не был виноват.

Дело в том, что в то время почетный академик был уже стар. Он родился и вырос в те времена, когда слово «обязательно» значило «любезно, уважительно». Но оно приобрело другое значение с течением времени, и теперь значило «непременно». Каждый, кто употреблял слово «обязательно» в значении «непременно», сразу же попадал под шквал критики.

Об этих изменениях языка, и о том, всегда ли это плохо, о «болезнях» русской речи и другом рассказывает в этой книге Корней Иванович Чуковский.

Глава вторая: «Мнимые болезни и — подлинные»

Что можно считать «болезнью слова»? Книга «Живой как жизнь» (Чуковский), жанр которой можно определить как нечто среднее между публицистикой и лингвистическим исследованием, помогает разобраться в этом вопросе.

Вы знали, что в стихах Пушкина слово «щепетильный» имеет совсем непривычное для нас значение — «галантерейный»? Слово «семья», такое привычное, сначала обозначало рабов и челядь, а потом — жену. Интересная «родословная» и у слова «кавардак». Сначала так называлось очень изысканное блюдо XVII века, горячо любимое боярами. Потом кавардаком начали называть острую боль в животе, причиняемой скверной болтушкой. Солдатские повара бросали в котел нечищенную рыбу в песке, лук, сухари, кислую капусту и все, что было под рукой. И только потом «кавардак» обрел знакомое всем значение «сумятица, беспорядок».

Эти трансформации — естественные, язык растет и развивается, и противостоять этому невозможно и даже глупо, считает автор.

Глава третья: «Иноплеменные слова»

Эта глава является логичным продолжением предыдущей. Книга «Живой как жизнь» (Чуковский), краткое содержание которой мы обсуждаем, была бы неполной без иноплеменных слов. Корнею Чуковскому писали очень много писем обычные люди, которые заботятся о сохранности русского языка. Многие считали, что иностранные слова нужно изгнать как можно быстрее.

Автор приводит примеры иноплеменных слов, которые давно уже стали русскими: алгебра, алкоголь, чулок, артель, митинг, руль, рельсы, наивный, серьезный. «Неужели можно выбросить их из живой русской речи?» — спрашивает Чуковский. При этом он радуется тому, что многие иностранные слова не прижились в обиходе и не вытеснили исконно русские. Например, некогда популярное «фриштикать» никогда не придет на язык обычному человеку. Вместо этого мы «завтракаем».

Глава четвертая: «Умслопогасы»

Модные словесные сокращения тоже не в состоянии испортить русский язык. Но в труде «Живой как жизнь» (Чуковский), анализ которого мы проводим, им посвящена целая глава. И не зря. Именно сокращения показывают, насколько важна умеренность во всем. Например, такие сокращения, как МХАТ, сберкасса, трудодень ничуть не испортили русскую речь.

Но мода на сокращения породила и множество «монстров». Твербуль Пампуш в самом деле — Тверский бульвар, памятник Пушкину. Массово сокращали имена — Петр Павлович превращался Пе Па как для учеников, так и коллег-учителей. Но хуже всего были сокращения-паллиндромы Росглавстанкоинструментснабсбыт, Ленгоршвейтрикотажпромсоюз, Ленгорметаллоремпромсоюз и другие такого типа.

С этого нужно сделать вывод, один из главных: все упирается в чувство стиля и соразмерности.

Глава пятая: «Вульгаризмы»

Читатели 1960-х годов часто считали «непристойными» такие слова, так «сиволапый», «штаны», «вонь», «дрянь», «высморкаться» и множество им подобных, которые для современного человека абсолютно естественные. Автор вспоминает гневное письмо в свой адрес за то, что употребил в статье слово «чавкает».

Совсем другое дело — вульгарный сленг современной молодежи, пишет в «Живой как жизнь» Чуковский. Краткое содержание главы сводится к тому, что такие жаргонизмы как «Фуфло», «вшендяпился» (вместо «влюбился»), «чувиха», «кадришка» (вместо «девушка»), «лобуда», «шикара» и прочее оскверняют не только русский язык, но и понятия, которые обозначают ими молодые люди.

Автор верно подмечает, что чувак, который вшендяпился в кадришку, испытывает далеко не те возвышенные чувства любви, которые описаны в стихах Александра Блока. Разложение языка посредством вульгарщины ведет к разложению моральному, поэтому жаргон следует рьяно искоренять.

Глава шестая: «Канцелярит»

Именно книга Корнея Чуковского «Живой как жизнь» дала название единственной настоящей «болезни» русской речи — канцеляриту. Этот термин используют лингвисты, в том числе и переводчица Нора Галь в книге «Слово живое и мертвое».

Канцелярит — это язык бюрократии, деловых бумаг и канцелярий. Все эти «вышеизложенное», «выдана данная справка», «указанный период», «на основании сего», «и посему», «за неимением», «ввиду отсутствия», «что касается» прочно заняли свое место в деловой документации (при этом иногда доходя до абсурда).

Проблема в том, что канцелярит проник в обычный разговорный язык. Теперь вместо «зеленый лес» начали говорить «зеленый массив», обычная «ссора» стала «конфликтом», и прочее. Эти обороты речи, заимствованные изделовых бумаг, стали «лакмусовой бумажкой». Считали, что каждый культурный, хорошо воспитанный человек должен иметь такие слова в своем лексиконе.

Сказать в радиоэфире «Прошли сильные дожди» считалось простоватым и некультурным. Вместо этого прозвучало «Выпали обильные осадки». К сожалению, проблема канцелярита не исчезла. Сегодня эта болезнь укрепила свои позиции еще больше. Ни один ученый не сможет защитить диссертацию, написанную простым, понятным языком. В обиходе мы постоянно вставляем канцелярские фразы, сами того не замечая. Так живая, сильная, искращаяся русская разговорная речь превращается в серую и сухую. И это единственная болезнь языка, с которой нужно бороться.

Глава седьмая: «Наперекор стихиям»

Многие воспринимают русский язык как стихию, с которой невозможно совладать. Так пишет в «Живой как жизнь» Чуковский. Краткое содержание последней, седьмой главы сводится к тому, что во времена, когда для каждого доступны знания, открыты обычные и вечерние школы, никто не имеет права быть неграмотным, не уважать свой язык.

Все неправильные слова и речевые обороты должны искореняться, а культура масс должна расти, а не падать. И как раз разговорная речь является индикатором роста или упадка культуры.

К. Чуковский своим исследованием положил начало большой дискусии вокруг русского языка. Он не придерживался какой-то одной стороны и исходил из тщательно проверенных данных и чувства меры. Как и К. Паустовский, Корней Иванович очень любил русский язык, поэтому «Живой как жизнь» до сегодня является книгой, обязательной до прочтения всем — и лингвистам, и тем, кто хочет влюбиться в живую, простую русскую речь.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание «Живой»
?