Краткое содержание «Юлия или новая Элоиза»

Роман «Юлия, или Новая Элоиза», — написан, по словам самого Руссо. с целью показать непосредственное применение главных идей его увенчанных сочинений (см. статьи Руссо «Способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов» — краткое содержание. Руссо «О происхождении неравенства» — краткое содержание. Руссо «Общественный договор» — краткое содержание и анализ ) и понятий, вытекающих из них, показать, как должны отразиться в жизни его идеи о человеке и человечестве, о любви и природе, о нравственности, религии, жизни. Собственно романическая часть — наименее важная часть этого романа; главное в нем — письма, вставленные в романическую завязку; тут Руссо высказывает свои мнения, выражает ту страсть и те чувства, которые знал по опыту. Составляя часть романа, эти рассуждения приобретали больше читателей и больше влияния, чем имели бы, будучи написаны отдельною книгою. Влияние «Новой Элоизы» было тем сильнее, что в тогдашнее время еще не сменялись быстро, как ныне, один роман другим, одно впечатление другим. От романов Ричардсона и Филдинга «Новая Элоиза» отличается тем, что Филдинг, изображающий самую грубую действительность, мало вдается в моральные рассуждения, а Ричардсон морализирует на обычный лад своей церкви и своей нации. Напротив, Руссо создает свою самобытную систему нравственности и представляет читателю лишь то, что сам прочувствовал и пережил.

«Юлия, или Новая Элоиза» Руссо имела такое сильное влияние на человечество, какого никогда не имел ни один роман. Главная причина была та, что Руссо не является тут софистом или оратором, а говорит от полноты искреннего убеждения. С силою влияния «Новой Элоизы» можно сравнить только то действие, какое имел некогда на Германию «Вертер» Гете. Против романа Руссо вооружились не одни защитники старины, но и софисты новых идей; многочисленные приверженцы великосветской, блестящей и сладострастной цивилизации также все восстали на энтузиаста, проповедовавшего учение, столь противоположное их интересам. Зато эта книга стала догматическою книгою своего времени для лучших людей всех сословий, Для всех, кто чувствовал потребность реформы в нравах, в жизни, в правительстве. Этим определяется значение «Новой Элоизы». Она ввела в ряды противников старого порядка людей, вовсе не похожих на поклонников Вольтера и Дидро. Благородные люди с горячим сердцем сторонились от Вольтера и других, которые горькой шуткой и сарказмом требовали как будто только разрушения; но в ту эпоху пробуждения к новой жизни честные люди хотели изгнать из жизни испорченность и искусственность, сблизить людей с природою; их привлекла к себе «Новая Элоиза», автор которой возвещал вместо аскетической и мрачной догматики религию сердца, вместо старой морали католического катехизиса — добродетель искреннего чувства. Надобно, впрочем, сказать, что «Новая Элоиза» породила (особенно в Германии) множество плохих подражаний, целый потоп дрянных сантиментальных романов и драм, которые вызвали и лет тридцать поддерживали болезненную игру чувствами, глупую болтовню о природе и о жизни...

в природе. Лица, которых Руссо выводит в «Юлии, или Новой Элоизе», не простолюдины, а благородные люди большего света; таким образом, он изображает в своем романе лучшую сторону тогдашней модной цивилизации. Она рисуется у него искусственною, противоестественною, и в контраст ей он выставляет идиллическую прелесть простой жизни и искреннего чувства. Чтобы яснее показать цель и манеру Руссо, мы укажем на некоторые подробности романа и на их значение для жизни.

В одном месте романа, для приведения контраста между искусственностью и естественностью, Руссо изображает чопорную натянутость жизни, в которой все отношения определены этикетом и бесчисленными формами. Он представляет всю пустоту и неестественность того изящного образования, которое господствует в так называемом хорошем обществе, и выводить идеал практического философа, землевладельца и знатного домохозяина, — все это обрисовано так живо, что его картина принесла больше пользы, чем целые библиотеки проповедей. Вслед затем он показывает натянутость и испорченность жизни своих современников в стянутости, жесткости и безвкусии их платья, в искусственности устройства их домов, в вычурности модной стрижки тогдашних садов, уродующей природу, и тут же очаровательными описаниями пробуждает любовь к природе и ее красотам. Эти немногие подробности достаточно доказывают, как сильно должна была влиять книга Руссо. После «Новой Элоизы» все это изменилось. Все, хотевшие быть людьми нового мира, сблизились с природою. Этот роман содействовал победе классической архитектуры над хитрым, изукрашенным стилем придворных архитекторов; сады сбросили с себя мертвенность, ножницы садовника перестали уродовать деревья подрезыванием их в странные фигуры; исчезли гряды тюльпанов и раковины; — сады стали разводить в английском вкусе, близком к природе. Только королевский двор со всем принадлежавшим к нему остался верен старому этикету. натянутому церемониалу, нелепым формам комнатного убранства и одежды, садам в старом французском вкусе и голландским тюльпанам; от этого стала еще шире пропасть, разделявшая сословия, и еще смешнее стали казаться претензии аристократов.

Другая сторона «Юлии, или Новой Элоизы» особенно важна для Швейцарии и для Германии, где влияние сентиментальности Руссо не так скоро исчезло из условной светской жизни, как во Франции. Прежняя система воспитания, деспотизм в отношениях родителей к детям, суровая строгость, с которою преследовался в детях первородный Адамов грех. отдаление, в каком держали их, наружное благоговение, которого требовали от них родители к себе, — все это поставлено у Руссо в невыгодный контраст с идиллическою семейною жизнью, и оказалось перед нею таким тяжелым и неудобным, что и эта сторона жизни совершенно изменилась. В Германии перемене помогали Базедов, Кампе и другие педагоги, применявшие идеи Руссо к условиям немецкой жизни; ей содействовали также Клаудиус, Фосс, Гельти и другие поэты, настраивавшие свои лиры на тон, заданный Руссо. Вследствие этого в Германии домашняя жизнь стала светлее и мягче, а наслаждение природою стало — сначала модою, потом и действительною потребностью.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание «Юлия или новая Элоиза»
?