Краткое содержание “Москва 2042”

Русский писатель Виталий Карцев, живущий в Мюнхене в 1982 г. получает возможность оказаться в Москве 2042 года.
Готовясь к поездке, он встречает своего однокашника Букашева Лешку, который сделал карьеру по линии КГБ в СССР и их встреча была не случайной, ведь Лешка знал о его интересной поездке.
В разгар сборов ему снова позвонил приятель, Леопольд и сказал срочно ехать в Канаду, а потом звонил Зильберович, по поручению Карнавалова Сим Симыча.

Карнавалов в прошлом зек, тогда работал в детсаду, топил печь, был аскетом и много писал. Он задумал большое сочинение в 60 томов, “Большая зона”. Его “открыли” в столице, потом у него получилось печататься и за границей, быстро приобретя известность. Все власти стали вести с ним войну, но не могли ни арестовать, ни выслать. Наконец, он поселился в Канаде, в его имении, которое называлось “Отрадное”. Там все было на русский лад: женщины ходили в сарафанах и платках, ели кашу и щи. А сам Сим Симыч заучивал Даля и репетировал торжественный въезд в Москву.
Карнавалов поручил Карцеву взять в Москву 36 готовых томов его “Большой зоны” и письмо “Будущим правителям России”.
Вот он отправился в Москву 2042 года. Первым делом он увидел на аэровокзале 5 портретов. Один из них не понятно почему, но был похож на портрет Лешки Букашева.
К тем людям, которые прилетели вместе с ним подбегают люди с автоматами и загружают их в бронетранспортер. Самого Карцева они не трогают, так как за ним приехали другие военные – 2 женщин и 3 мужчин. Они представились как члены юбилейного Пятиугольника, которому и поручено провести 100-летний юбилей Карцева. Ведь он является классиком предварительной литературы, которую изучают в предприятиях обучения коммунистического движения. Сам он вообще ничего не понимал, пока 2 эти женщины не объяснили ему все. Оказывается, что благодаря одной революции, перед ними открылась перспектива развить коммунизм в одном городе, бывшей Москве – городе Москореп. Так, социалистический СССР имел коммунистическую сердцевину.
Для начала построения движения Москву обнесли 6-и метровой оградой, сверху обвитой колючей проволокой и охраняли стреляющими установками.
Пока Карцев находился в кабинете естественных отправлений, ознакомился и с приказом переименовать реку Клязьму в реку имени Карла Маркса, статьи о бережливости и увидел газету в форме рулона.
Проснувшись утром, сочинитель вышел из гостиницы, во дворе, в котором был неприятный запах, как в уборной, увидел большую очередь к одному киоску, а люди стоящие в ней держали бидончики, кастрюли и даже...

ночные горшки. Он решил спросить у коротконогой женщины, стоящей в очереди: “Что дают?” На что та ответила, что не дают, а сдают. “И как это чего? Говно сдают!” Позже он сам увидел на киоске вывеску: “Кто сдает продукт вторичный, тот снабжается отлично” и вспомнил, что сам, только приехав в Москву, заполнял бланк на сдачу вторичного продукта.
Шел он по Москве и еще много чему удивлялся. Не обнаружил на Красной Площади он собора Василия Блаженного, памятника Минину и Пожарскому, Мавзолея, который, как оказалось, продали нефтяному магнату вместе со всем тем, что в нем было. Звезда на Спасской башне была жестяной, а не рубиновой как раньше, люди ходили в военной одежде, автомобили были газогенераторные или паровые, но больше всего было бронетранспортеров. В общем, вся картина нищеты предстала перед ним. Перекусить он зашел в предприятие коммунистического питания, на фасаде которого висел тот же плакат что и на киоске, где он встретил людей с бидончиками. В меню были щи из лебеды, вода натуральная, кисели и свинина вегетарианская. Свинину он есть не смог, так как она издавала запах вторичного продукта.
Вместо ресторана “Арагви” стоял государственный экспериментальный публичный дом, в котором его снова ждало разочарование: клиенты с общими потребностями обходились самообслуживанием.
Потом оказалось, что верховный Пятиугольник установил для него повышенные потребности, а то место, куда он случайно попал, предназначалось для коммунистов с общими потребностями. Позже он узнал, что тот Гениалиссимус, который издавал все указы в городе и вправду был Лешка Букашев.
Во многих местах, где бы он ни был, видел надписи симитов “СИМ”, которые были против коммунистического режима и ждали возвращения царя Карнавалова.
Сам Карнавалов же к этому времени был заморожен и хранился в Швейцарии. Коммунистические правители пытались убедить Карцева вычеркнуть его из своей книги. Потом они дали ему самому почитать его книгу, которую он ни разу не читал и даже не писал.
В итоге сочинитель не согласился вычеркивать героя Карнавалова из своей книги, а в это время его разморозили и он торжественно въехал в Москву на белом коне, установил монархию на весь СССР, Болгарию, Польшу и Румынию. Озверевшее от нищеты население переходило на его сторону.
Вместо автомобилей он ввел живую тяговую силу, все науки заменил Божьим Законом, словарем Даля и “Большой зоной”, ввел телесные наказания, женщинам предписал богобоязненность и скромность, а мужчинам – ношение бород.
Сам Карцев уехал назад, в Москву 1982 года и дописывал ту самую книгу.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...
Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание “Москва 2042”
?