Достоевский и роман трагедия

Как известно, с точки зрения Гончарова, полноценным объектом художественного изображения могут быть только уже устоявшиеся явления жизни, ясно обозначившиеся в жизни типы, конфликты и т. д. У Достоевского, напротив, все внимание уделяется явлениям неустойчивым, смутным, трудным для воспроизведения, потому что они только лишь обозначаются в самой действительности. Сама русская жизнь представлялась ему не всегда ясно определившейся, текущей. В предисловии к “Братьям Карамазовым” он писал об Алеше: “Это, пожалуй, и деятель, но деятель неопределенный. Впрочем, странно было бы требовать в такое время, как наше, от людей ясности”.

Художественный мир Достоевского, отличается не эпическим спокойствием, цельностью, устойчивостью, а хаотической разорванностью, отсутствием твердых основ, прочных жизненных связей. Отсюда преимущественное внимание писателя к кризисным моментам в жизни общества, в судьбах людей? Его произведения строятся на изображении постоянных конфликтов, борьбы, происходящих в мире, расколотом не только экономически, но и идеологически. Конфликты, споры, полемика отражаются и во внутреннем мире героев, стремящихся уяснить свое место в жизни, найти свои ответы на “вечные” вопросы.

В предшествующей русской литературе, у Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Герцена уже были отражены многообразные формы проявления личностного начала. Однако у них личностью себя осознавали преимущественно представители господствующего класса – Онегин, Печорин. Бельтов, а Самсон Вырин (“Станционный смотритель”), Максим Максимыч (“Герой нашего времени”), Башмачкин (“Шинель”) или Круциферский (“Кто виноват?”), хотя и ощущали свое человеческое достоинство и даже пытались защищать его, однако все же сознательно не воспринимали себя личностями, имеющими неотъемлемое право па внимательное, бережное отношение к себе как общества в целом, так и любого другого человека. У Достоевского же, начиная с самых первых его произведений (“Бедные люди”, “Двойник”), показано зарождение самостоятельной мысли у каждого человека, каким бы обездоленным и незаметным он ни казался. Великое открытие писателя, развивавшего традиции своих гениальных предшественников, заключалось в доказательстве, что даже самый скромный, забитый, “падший” человек может (и в конечном счете должен) быть такой же значительной и неповторимой личностью, наделенной богатством и сложностью внутреннего мира, как и наиболее известные герои мировой литературы.

Действующие лица романов Достоевского, поднявшиеся до осознания своего человеческого достоинства, решительно защищают его от любых посягательств, но нередко терпят поражение. И происходит это по причинам не только внешним, но и внутренним. Человек с уже проснувшимся чувством личностного самосознания в изображении Достоевского ощущает постоянные уколы самолюбия, непрестанное и едкое чувство личного унижения. Герои писателя часто приходят от ненависти к угнетателям и общественной несправедливости к идеям личного бунта, к властолюбию “наполеоновского” или “ротшильдовского” плана. И тогда вчерашний “маленький человек” может превратиться в тирана, деспота или даже преступника.

Вопреки просветительскому рационализму, схематическим представлениям о человеке Достоевский выдвигал мысль о против воречивости внутреннего мира человека, о диалектическом сочетании в нем разных нравственных начал. На заре своей литературной деятельности, в 1839 г. он писал брату: “Человек есть тайна. Я занимаюсь этой...

тайной, ибо хочу быть человеком”. Для писателя были характерны настойчивый интерес к сфере подсознания, стремление вывести эту сферу “наружу”, в мир реального действия, разобраться в ней, каким бы трудным и сложным ни представлялся такой анализ внутреннего мира героя, прячущего даже от самого себя истинные мысли, чувства, переживания. Еще Белинский отмечал необыкновенную способность Достоевского “переселиться в кожу другого, совершенно чуждого ему существа”. Психологизм Достоевского – выдающееся открытие в процессе развития художественного сознания человечества.

Герои Достоевского, наделенные острым личностным самосознанием, желающие изменить, переделать мир, чаще всего являются носителями определенных идеологических принципов. Отсюда напряженность идейной полемики в романах писателя. Диалог становится их важнейшим структурным элементом. Даже исповедь приобретает своеобразную драматизированную форму. Исповедь как форма самоуглубленного анализа всегда широко использовалась в художественной литературе. По сути своей она монологична. У Достоевского же исповедь чаще всего превращается в спор героя с самим собой; он то утверждает свою правоту, то сам себе противоречит. Возникают как бы два равноправных голоса в сознании героя, и они спорят друг с другом. Так, например, построена исповедь Раскольникова перед Соней Мармеладов ой.

Суть повествовательной манеры Достоевского вызывает оживленную полемику в российском литературоведении. Известный ученый М. М. Бахтин выдвинул концепцию полифонизма писателя: “Множественность самостоятельных и неслиянных голосов и сознаний,- утверждал исследователь,- подлинная полифония полноценных голосов действительно является основною особенностью романов Достоевского”. Эта самостоятельность голосов героев существует равноправно с голосом автора и даже независимо от его сознания. Поэтому нельзя сводить смысл романов Достоевского к одному какому-нибудь персонажу, якобы наиболее адекватно выражающему авторскую точку зрения – будь то Макар Долгорукий в “Подростке” или старец Зосима в “Братьях Карамазовых”. М. М. Бахтин совершенно справедливо выделил важный принцип писателя: это всегда спор голосов, столкновение различных мнений “о кардинальнейших проблемах бытия, о боге и безбожии, о добре и зле, о правде и лжи, о смысле жизни. Но, как считает ряд российских литературоведов,

Бахтин практически устраняет из “полифонизма” самого писателя. Между тем голос автора слышен в его романах – и не на правах лишь одного из участников “хора”; это голос автора-творца. Авторское сознание является все же решающим в “многоголосице” художественного текста. – Кроме того, принципиальное в полифоническом романе явление многоголосия по сути является, универсальным для эпической литературы эпохи реализма, хотя степень самостоятельности голосов героев у Достоевского, действительно, большая, чем у других писателей.

Достоевский создал замечательные произведения, отражавшие идейные, нравственные, эстетические вопросы, поставленные его эпохой. Поиски ответов нередко приводили его к ошибкам, заблуждениям. Но гениальность писателя заключалась в том, что проблемы, всю жизнь волновавшие его, носили поистине глобальный, общечеловеческий характер. Он создал такие духовные ценности, которые сохраняют непреходящее значение и для нас сегодня. Речь идет не только о художественном совершенстве, о мастерстве психологического анализа, а и о тех прогнозах и уроках, которые содержатся в его произведениях.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...
Вы сейчас читаете сочинение Достоевский и роман трагедия
?