Анализ стихотворения Есенина «Сорокоуст»

Поэма «Сорокоуст», по утверждению некоторых мемуаристов и по дошедшему письму Есенина к Е. И. Лившиц от 11 августа 1920 г., создавалась на Кавказе. Фабульным толчком явился эпизод, произошедший на перегоне Тихорецкая — Пятигорск поезда «Кисловодск — Батум». Случай этот подробно описан Есениным в письме к Лившиц: «Ехали мы от Тихорецкой на Пятигорск, вдруг слышим крики, выглядываем в окно, и что же? Видим, за паровозом, что есть силы скачет маленький жеребенок. Так скачет, что нам сразу стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его. Бежал он очень долго, но под конец стал уставать, и на какой-то станции его поймали. Эпизод для кого-нибудь незначительный, а для меня он говорит очень много».

Этот эпизод лег в основу 3-й главки поэмы, став своего рода сюжетным эпицентром. Но не только эпизод с жеребенком стал прототипным. Как отмечает спутник Есенина в этой поездке Анатолий Мариенгоф, еще два жизненных наблюдения поэта можно отыскать в поэме:

«В Дербенте, — пишет А. Б. Мариенгоф, — наш проводник, набирая воду в колодце, упустил ведро.

Есенин и его использовал в обращении к железному гостю в «Сорокоусте»:

В Петровском Порту стоял целый состав малярийных больных. Нам пришлось видеть припадки, поистине ужасные. Люди прыгали на своих досках, как резиновые мячи, скрежетали зубами, обливались потом, то ледяным, то дымящимся, как кипяток.

В «Сорокоусте»:

Се изб древенчатый живот

Трясет стальная лихорадка!»

Дербентский эпизод с утонувшим ведром стал композиционной моделью поэмы, ассоциативно соотносившимся с детскими впечатлениями поэта. В «Автобиографии»

1924 г. Есенин вспомнит о них и расскажет, как еще в отрочестве его поразила следующая картина в ночном:

«Ночью луна при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они...

вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов».

Эпизоды, упомянутые Мариенгофом, войдут в главки, окружающие повествование о соревновании «красногривого жеребенка» с «поездом»: 2-ю главку завершит образ «стальной лихорадки», а в 4-й поэт говорит о «скверном госте» :

Жаль, что в детстве тебя не пришлось Утопить, как ведро в колодце.

Аллой Марченко давно замечено, что сюжеты есенинских произведений подобны вегетативной системе, «сюжет-почка»4 в своем развитии проходит различные трансформации. В поэме «Сорокоуст» таким «сюжетом-почкой», несомненно, стал пятигорский эпизод. Полностью поэма была напечатана в декабре 1920 г. в сборнике «Имажинисты» (на титуле выход сборника обозначен 1921 г.).

Поэт не только печатно обнародовал поэму, но и читал ее на поэтических вечерах того времени. Одно из первых прочтений состоялось осенью 1920 г. в кафе «Домино» в Москве. И. В. Грузинов, соучастник литературного вечера, замечает, что Есенин был несколько обескуражен: он ожидал от публики бурной реакции, а ее не последовало. Поэт, пишет Грузинов, «чувствовал себя неловко: ожидал борьбы и вдруг… никто не протестует».

Протестами слушателей Есенин еще насладится на других поэтических вечерах, а на этом, в кафе «Домино», поэт услышит впервые профессиональную оценку своего нового произведения. Оценка прозвучала от человека, от которого Есенин не ожидал ее услышать. Иван Грузинов, автор воспоминаний, зафиксировал в памяти следующий диалог Есенина и Валерия Брюсова, присутствующего на вечере в кафе «Домино»:

«- Рожаете, Сергей Александрович? — улыбаясь, спрашивает Валерий Брюсов.

Улыбка у Брюсова напряженная: старается с официального тона перейти на искренний и ласковый тон.

— Да, — отвечает Есенин невнятно.

— Рожайте, рожайте! — ласково продолжает Брюсов. В этой ласковости Брюсова чувствовалось одобрение и поощрение метра по отношению к молодому поэту»


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Вы сейчас читаете сочинение Анализ стихотворения Есенина «Сорокоуст»
?